?

Log in

No account? Create an account

Верхняя запись Содержание журнала

Уважаемый читатель!


Данный журнал в основном содержит записи по трем темам: уголовный процесс, юридическое образование, история семьи (да и вообще история)

Уголовный процесс.
Это одно из основных направлений моей работы и исследований. По этой теме может публиковаться как научный материал, анализ изменений закона, просто рассуждения, так и информация по конкретным делам, которые мне показались интересными. Сюда же относятся материалы по правозащитной тематике. Из того, что могу отметить как основное, вот:

Следователя не убить. По мотивам статьи А.В. Смирнова.
Как студенты в суд ходили. Выдержки из эссе.
Немного о справедливости
Взломанная почта как новый источник доказательств
200 тысяч на утешение.
О разделении судебного следствия
К законопроекту об объективной истине
Особый порядок, отказ прокурора от обвинения: новости, цифры
Экспертиза как спасение.
Царица доказательств
Учеба следователей МВД
Ошибки в уголовном процессе и ответственность за них (рассуждение)
Дело Чехлова, почти итоги.
Пара мыслей о концепции реформы правоохранительных органов от А. Кудрина
Дело Чехлова. Краевой суд удивил (действительно удивил).
Районный уголовный кодекс
Главный мой труд (о монографии)
Конференция в Томске. Верните уголовный процесс.
Реальный процент оправдательных приговоров.
Исчезновение уголовного процесса или вновь об особом порядке.
Дело Чехлова. Зима - лучшее время для пыток, а также как судья на ЕСПЧ ссылалась.
Пополнение электронной библиотеки кафедры уголовного процесса ЮИ СФУ
Три уголовных процесса в одном
Додоследственная проверка
Им не надо ничего обосновывать...
Навальный, обвинительное заключение, преюдиция
Монография о правовой помощи, моя часть. Об адвокатах.
Когда они остановятся? Изменения в УПК. Уже в пятницу.
Дело Чехлова
Электронная библиотека кафедры уголовного процесса ЮИ СФУ
Становление следственного процесса в России
Круглый стол по проблемам уголовного процесса
Дело Сакович
Прокурор: обвинитель или нет?

и другие записи по этой теме.

Юридическое образование
Еще одно из важнейших направлений моей работы и постоянных раздумий. Научные статьи, записки преподавателя, видео с докладами, рассуждалки и т.п. - вот то, что есть в этом журнале по этой тематике. Из основных записей, вот:

Юридическая деятельность и юридическое образование: опубликованный очерк
Обращение к студентам. Важно.
Отраслевой и деятельностный подход в юридическом образовании
Экзамен с законом или точечное воздействие на образование
Борьба за посещаемость
Юридическое образование: вечные вопросы. Надо ли это все?
Уголовный процесс: эволюция одного экзамена
О неумении читать
И снова о практике и студентах
Экзамены как зло
Тренинги юридической деятельности. Вопросы подготовки.
Высшее юридическое образование, некоторые материалы
Расписание студентов. Мысли преподавателя.
Очерк о юридическом образовании
Гессен. Университет-мечта.
Роль куратора в юридической клинике, МГУ 14.05.2011(видео)

и другие материалы по соответствующим тегам.

История, история семьи, генеалогия
Одно из самых больших увлечений моей жизни. Мои собственные достижения в поисках, материалы поиска, копии старых документов, уголовных дел, а также многое другое по этой тематике также время от времени будет появляться в журнале.

Генеалогия: с чего начать
Генеалогия. Итоги летнего поиска.
Альманах российских немцев "Берега", да и вообще о немцах Поволжья
1905: война, инфляция и люди.
Извещения не высылать. Поволжские немцы и Великая Отечественная война
Немного прозы
1933 год. Заговор в отдельно взятом районе.
Мой предок Кайзер: в Россию через Данию.
Колхоз "1040". История развала.
История семьи. Первый Абих в России.
1937. Одно рядовое дело.
История семьи. Первый Брестер в России.
Отголосок прошлого, или что я узнал в ФСБ о своем прапрадеде.
История семьи. Продолжаем изучать данные из архива ФСБ.
Мой телеблог: об истории семьи (видео)

Разное
Без разного никуда - то интересное, что не входит в описанные три направления, но в журнале зафиксировано. Например:

Уйти Президентом. Памяти Сергея Николаевича Мальтова.
Не надо быть экономистом
Родительское. Про игрушки.
Два лучших фильма о писателях
Теория запретов
Преступление и наказание: по мотивам "дела Болотной"
Нетерпимость к произволу
Люди и дело
Не надо быть экономистом
Два лучших фильма о писателях
К закону о "блогерах" и организаторах распространения информации
Умение извиниться как признак зрелости
Книжная ярмарка, история Красноярья
Об отпуске. Абхазия
Приговор нам всем. Реальный.
Пусть хотя бы не мешают...
Уравниловка
Не благодаря, а вопреки: по следам Олимпийских игр в Лондоне.
Джованни Фальконе: юрист, победивший мафию
Спустя 4 месяца с момента предыдущего пополненя библиотеки нашей кафедры, рады предложить еще одну партию. Итак, в библиотеку добавлены следующие тексты и описания статей.

Статьи в журналах.

  1. Назаров А.Д. Обвинительный уклон в деятельности субъектов, ведущих уголовный процесс, как фактор, способствующий появлению ошибок в уголовном судопроизводстве // Актуальные проблемы российского права № 9-2015, С. 149-155.

  2. Майорова Л.В. Некоторые вопросы расследования преступлений против здоровья населения // Библиотека уголовного права и криминологии. 2015. № 1 (9). С. 149-155.

  3. Назаров А.Д. Юридическому институту Сибирского федерального университета — 60 лет // Актуальные проблемы российского права № 12-2015 С.107-116

  4. Шагинян А. С., Скоблик К. В. Уголовный процесс: оптимизация или неоправданное

    упрощение? Обзор круглого стола от 24.09.2015 // Актуальные проблемы российского права № 12-2015 С.103-107.

  5. Брестер А. А. Об ошибочном отнесении особого порядка принятия судебного решения к уголовно-процессуальной деятельности // Актуальные проблемы российского права № 12-2015 С.140-147.

  6. Федоренкова С.Э. Особый порядок судебного разбирательства с точки зрения адвокатской этики // Актуальные проблемы российского права № 12-2015 С.155-162.

  7. Брестер А.А., Быковская А.С. Сравнительно-правовой анализ упрощенного производства в уголовном процессе России и Германии // Актуальные проблемы российского права № 12-2015 С.162-171

  8. Барабаш А.С. Цели и основания избрания меры пресечения в уголовном процессе // Актуальные проблемы российского права № 12-2015 С.184-191

  9. Иванова О.Г. Проблемы совершенствования процессуального положения потерпевшего в сфере уголовного судопроизводства // Актуальные проблемы российского права № 12-2015 С.199-206

  10. Тарбагаев А.Н., Назаров А.Д. Судебный контроль и предупреждение преступлений и иных правонарушений в уголовном процессе России и Германии // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2015. Т. 9, № 3. C. 560–570

Статьи в сборниках.


  1. Майорова Л.В. Пересмотр решений по уголовным делам // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Ответственные редакторы М.К. Свиридов, Ю.К. Якимович; под редакцией О.И. Андреевой, И.В. Чадновой. Томск, 2014. С. 79-83.

  2. Метёлкин А.В. К вопросу о правовом статусе "скрытого" подозреваемого // Правовые проблемы укрепления российской государственности Ответственные редакторы М.К. Свиридов, Ю.К. Якимович; под редакцией О.И. Андреевой, И.В. Чадновой. Томск, 2014. С. 89-94.

  3. Назаров А.Д. Возвращение судом уголовного дела прокурору как инструмент устранения и предупреждения ошибок в уголовном судопроизводстве // Обвинение и защита по уголовным делам: исторический опыт и современность Сборник статей по материалам Международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения профессора Николая Сергеевича Алексеева. Санкт-Петербургский государственный университет; Под редакцией Н.Г. Стойко. Санкт-Петербург, 2015. С. 164-170.

  4. Майорова Л.В., Финке М. Ревизия решений по уголовным делам // Обвинение и защита по уголовным делам: исторический опыт и современность Сборник статей по материалам Международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения профессора Николая Сергеевича Алексеева. Санкт-Петербургский государственный университет; Под редакцией Н.Г. Стойко. Санкт-Петербург, 2015. С. 164-170.

  5. Шагинян А.С. К вопросу о статусе потерпевшего в российском уголовном процессе // Обвинение и защита по уголовным делам: исторический опыт и современность Сборник статей по материалам Международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения профессора Николая Сергеевича Алексеева. Санкт-Петербургский государственный университет; Под редакцией Н.Г. Стойко. Санкт-Петербург, 2015. С. 164-170.

  6. Скоблик К.В. К вопросу о процессе принятия уголовно-процессуальных решений //Социально-экономические исследования, гуманитарные науки и юриспруденция: теория и практика. 2015. № 1. С. 231-235.

  7. Брестер А.А., Белецкая Л.С. Модели взаимоотношений следователя и защитника на стадии предварительного расследования // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Ответственные редакторы М.К. Свиридов, Ю.К. Якимович; под редакцией О.И. Андреевой, И.В. Чадновой. Томск, 2015. С.76-83

  8. Назаров А.Д. О локализации фундаментальной ошибки, связанной с невыявлением незаконных и недозволенных методов раскрытия и расследования преступления // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Ответственные редакторы М.К. Свиридов, Ю.К. Якимович; под редакцией О.И. Андреевой, И.В. Чадновой. Томск, 2015. С.131-137


В ближайшее время ожидаем выход большого адвокатского сборника памяти С.Н. Мальтова. Сборник, а также отдельную книгу о Сергее Николаевиче готовит ilya_shevchenko
Завершающий аккорд круглого стола "Уголовный процесс: оптимизация или неоправданное упрощение?", который прошел 24.09.2015 в ЮИ СФУ. Теперь его итоги вышли в печатном виде в журнале "Актуальные проблемы российского права", № 12-2015. Там же - ряд статей по итогам конференции по общим вопросам уголовного процесса, которая последовала на следующий день после круглого стола.

Напомню, почти полная видеозапись круглого стола уже была выложена в сеть.

Предлагаем Вашему вниманию номер с обзором круглого стола и статьями по его итогам.



Совсем скоро мы можем получить мнение КС и ЕСПЧ по вопросу отобрания у адвокатов подписки о нерзаглашении тайны следствия. Такая расписка, конечно, абсолютно бредовая вещь. Решения КС по обвиняемому и такой расписке уже были, например. Но критика как-то строится с позиций нарушения равенства и т.п. Когда говорят о равенстве, чаще всего кто-то стоит в слишком неравном положении, но не более, хотя на следствии никакого равенства быть не должно и не может быть. Попробую объяснить это с другой стороны, хотя все очевидно.

Тайна следствия - важная и нужная вещь. Расследовать преступления гласно - невозможно. Простите за банальность. Функция тайны в этом случае - уберечь доказательственный материал от искажения или уничтожения. Следователь показывает все материалы только тогда, когда уверен, что расследование закончено и риск уничтожения или искожения доказательств минимален. И то, если после ознакомления будут ходатайства, которые повлекут новые следственные действия - все новое тоже может быть тайной до нового ознакомления. Частично, конечно, адвокат получает информацию и по ходу следствия.

Только когда нет угрозы уничтожения или искажения информации (или иногда в тактических целях), следователь может раскрывать тайну следствия. И в этих случаях адвокат как раз и знакомится с теми или иными материалами. Не должен следователь раскрывать информацию, если чего-то боится. Основная угроза искажения или уничтожения идет от подозреваемого/обвиняемого (если следователь верно его определил) и если ему и его защитнику информация стала известна, скрывать её бессмысленно, тайна следствия уже преодолена. Если адвокат присутствует на следственном действии, проводимом по его ходатайству и получает информацию, то какой смысл её скрывать дальше, если она известна тем, кто более всего способен ей злоупотребить (чисто теоретически)?

Безусловно, нельзя исключать того, что в ходе осуществления защиты адвокат законным путем узнает что-то, что разглашать нежелательно. Тогда, уважаемый следователь, раз такое случилось неожиданно для Вас, Вы малость недоработали и теперь договаривайтесь с защитником, но не лишайте его права использовать полученную информацию для защиты. У хорошего следователя таких неожиданностей случаться не должно, как мне кажется.

Так что никакой тайны следствия для защитника быть не может, если он законным путем получает информацию. Ознакомился с делом, скопировал - выкладывай в сеть, например. Получил копии протоколов - делись с общественностью и иными лицами. Присутствовал на следтсвенном действии - тоже самое. Во всех этих случаях следователь уже должен быть уверен, что в предъявляемой части информации невозможны искажения, внесенные умышленно с целью избежать ответственности.

Сейчас, конечно, расписка это чистое злоупотребление.

Как-то так.

Мероприятие, которое наша кафедра готовила с мая прошло. Нам удалось собрать очень хороший состав процессуалистов (и не только), включая коллегу из Германии. Мы решили не растекаться мыслями и не говорить обо всем, а сосредоточиться на чем-то одном. Темой была выбрана тенденция к всеобщему упрощению процесса. При неизбежном появлении упрощенных форм, надо понять как не сделать весь процесс одной упрощенной формой и соблюсти очень много границ и условий.

Нам не получилось обсудить много. Скорее, это была постановка проблемы и выражение беспокойства со стороны группы ученых. В стороне остались десятки важнейших вопросов, которые связаны с заявленной темой. Так, например, не дошли мы до обсуждения вопроса декриминализации, альтернатив уголовному преследованию и т.п. Эти темы затрагивались лишь краем. Но мне кажется, что в таком формате мы и не могли дойти до обсуждения данных вопросов. А вот проблему обрисовать вроде бы получилось.

Предлагаю Вашему вниманию видеозапись докладов, вопросов к ним и общего обсуждения. Это плей-лист, нажав на иконку в левом углу можно выбрать соотвтетсвующую часть для просмотра. Если будут проблемы, вот адрес видео на youtube


Уже три года с момента запуска нашей электронной библиотеки. Реализуем идею доступности научной информации как можем, в рамках своей области. Библиотека посещается большим числом пользователей, много материала скачивается, значит кому-то да нужно. И для нас тоже это некоторое простое обобщение опубликованного, которое помогает сориентироваться в собственной научной работе. Спустя год после предыдущего пополнения, расказываю о пополнении снова. Не везде выставлены полные тексты, но в большинстве случаев.

Монографии, учебные пособия.

  1. Уголовный процесс: учебник для бакалавриата юридических вузов /Уголовный процесс: учебник для бакалавриата юридических вузов / О. И. Андреева [и др.] ; под ред. О. И. Андреевой, А. Д. Назарова, Н. Г. Стойко и А. Г. Тузова. — Ростов н/Д : Феникс, 2015. — 445 с.

  2. Шевченко И.А., Богданова И.С., Хорошев И.А. Профессиональные навыки юриста. Техники решения профессиональных юридических задач. Учебно-практическое пособие М.: Проспект, 2015 (2016). -  120 с.

Статьи в журналах.

  1. Барабаш А.С. Доказательственная ценность признания обвиняемым своей вины вчера, сегодня //Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5: Юриспруденция. 2015. № 1. С. 15-24.

  2. Барабаш А.С. Постановления Европейского суда по правам человека и их влияние на принятие российскими судами решений о заключении под стражу // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2015. № 2 (19). С. 107-114.

  3. Брестер А.А. Юридические препятствия в реализации права на реабилитацию в российском уголовном процессе // Государство и право № 9, С.42-52 (пояснение к статье)

Особенно обращаю внимание на работу А.С. Барабаша по решениям Европейского суда. Одна из лучших статей на эту тему за последнее время.

Статьи в сборниках.

  1. Брестер А.А. Упрощение уголовного процесса как тенденция к его исчезновению // Рабочая тетрадь по реформе следствия. Том 2. М. Фонд «Общественный вердикт», 2013.

  2. Брестер А.А. Разделение основного процесса доказывания и процесса выбора наказания как гарантия оказания квалифицированной юридической помощи в рамках уголовного процесса /Сборник материалов конференции «Адвокатура. Государство. Общество». 2013, стр. 37–39

  3. Брестер А.А. Особый порядок судебного разбирательства и уголовно-процессуальная деятельность // Правовые проблемы укрепления российской государственности Ответственные редакторы М.К. Свиридов, Ю.К. Якимович; под редакцией О.И. Андреевой, И.В. Чадновой. Томск, 2014. С. 46-51.

  4. Назаров А.Д. Возвращение судом уголовного дела прокурору как инструмент устранения и предупреждения ошибок в уголовном судопроизводстве // Обвинение и защита по уголовным делам: исторический опыт и современность Сборник статей по материалам Международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения профессора Николая Сергеевича Алексеева. Санкт-Петербургский государственный университет; Под редакцией Н.Г. Стойко. Санкт-Петербург, 2015. С. 164-170.

Основное пополнение ждем после декабря, когда будут подведены итоги нашего круглого стола по упрощенным производствам в уголовном процессе. В ближайшее время опубликуем, кстати, список участников и программу.
В сентябрьском номере журнала "Государство и право" выходит моя статья, обобщающая мысли и опыт последних лет о процедуре реабилитации в уголовном процессе. Читатели моего блога могут ознакомиться со статьей уже сейчас.

Брестер А.А. Юридические препятствия в реализации права на реабилитацию в российском уголовном процессе // Государство и право № 9.

В статье я прихожу к выводу, что имеющиеся процедуры создают лишь видимость того, что права реабилитированного гарантированы. Буду рад критике, откликам и т.п.

Реабилитация - это мое научно-практическое хобби. Мысли, описание одного из дел, которое заявитель разрешил описывать - можно найти по тегу "Реабилитация". Интерес очень простой - видеть как государство реагирует, порою, на самые жестокие ошибки своих органов и стараться исправить ситуацию с такой реакцией. Ну, плюс, у меня всегда сугубо процессуальный интерес - где и как система дала сбой, что получилось прекращение или оправдательный приговор.

Совместно с фондом "Общественный вердикт" мы провели семинар с коллегами из регионов по технике взыскания компенсации морального вреда, имущественного вреда и по дргуим аспектам реабилитации. В разработке - рабочая тетрадь для практикующих юристов, адвокатов с алгоритмами работы в рамках реабилитации и справочными материалами.

Сейчас в работе есть несколько интересных дел по данной тематике. Так, например, недавно нами заявлен иск по оправдательному приговору, который был аж в 1996 году, когда механизма реабилитации в законе ещё не было, а право на компенсацию морального вреда уже было.

Если у Вас были в практике такие дела, напишите кратко - сроки, меру пресечения, сумму, регион. Я потихоньку обобщаю практику, но больше по своему региону.



Самое главное, что есть у человека это его выбор. Воля и выбор. Через это определяется человек как личность. И он личность, если он умеет делать выбор и нести за него ответственность. Если человека лишают выбора, в том числе так, что он сам этого не понимает, он со временем перестает быть личностью и готов отдать жизнь, только бы не выбирать. Только бы сказали как надо и что за это будет.

Выбор политический это выбор тех, кто будет создавать правила общественной, экономической жизни и следить за их выполнением. Это один из важнейших выборов и один из самых сложных, так как желающих повлиять на него бесконечно много. Но ещё больше тех, кто хочет лишить этого выбора. Лишить, продемонстрировав при этом его бесполезность, сделав противным саму мысль, что надо осознавать и выбирать, создать иллюзию бесполезности и даже опасности выбора.

Беда в том, что умение выбирать универсально. Лишив общество политического выбора, надо срочно лишать его выбора вообще. Иначе метод выбора разовьется на чем-нибудь другом и рано или поздно появятся политические требования.

Люди, не умеющие выбирать, обречены на ошибки, если им дать выбор. Пустите человека, который покупал всегда только один вид сыра в сырную лавку. Он купит то, что будет невкусно, не к вину, не к мясу. Он выберет позже не тех политиков, не ту власть. Но если у него будет новый выбор, если те, кто хочет сменить неправильную власть поймут, что могут быть избраны, рано или поздно наладится. Общество, умеющее выбирать и нести ответственность за свой выбор - здоровое общество. Путь к здоровью - долгий. Лечиться многие будут отказываться ещё долго. Потомучто выбор, это, увы, не выбор между плохим и хорошим. Между Востоком и Западом. Чаще всего, если речь не о религии, выбор это между зеленым и темно-зеленым, красным и бордовым, серым и почти черным. А тут надо в оттенках разираться. Умеем? Нет. Есть шанс научиться? Пока нет. Полярность мира - самое простое, удобное и в то же время страшное объяснение всего. Именно поэтому идеи полярности и угнетения общества центральный для всех классических антиутопий последних ста лет. От Оурэлла до Стругацких. И ничего иного не придумывается в наше время для объяснения лишения выбора.

Я прошу простить меня за то, что пишу очевидные для образованного человека вещи. Но журнал все-таки личный.

Естественно это все по поводу выборов в нашей стране и свежем проявлении этого явления - выборах в Новосибирске (и других регионах). В правовом государстве, если партия собрала 11000 подписей, если в ходе проверки им не хватило 370 подписей, все из которых признаны недействительными из-за проверок по неправильным базам и ошибкам самой комиссии, партию скорее допустят к выборам, чтобы не лишать одних права быть избранными, а других -  выбора. Все возражения такой партии рассмотрят и на всё ответят. Только чтобы выбора не лишать.

У нас не так. У нас бесмыссленные бюрократические барьеры требуют неимоверной самоорганизации и денег, а когда это сделано, когда пройдены мелкие пакости власти, когда люди отпахали, собрали, привезли - их снимают. И снимают так, что даже если показать все это по тв, никто ничего не поймет и не будет разбираться. Какие-то подписи, какие-то справки. А чуть позже, когда люди, вложившие всех себя в тупую бессмысленную работу будут жаловаться, протестовать и т.п. - добавят немного полярности. Это все Хонтийцы, люди из-за Зеленой стены, Остазийцы и т.п.

Я рад, что есть люди, которые пытаются и в этих условиях создать новые практики, пробиться на выборы, которые бьются за ценность, непонятную большинству. За ценность от которой многие отказались, считаю это благом. Мне не важно, буду я голосовать за "Парнас" или "Гражданскую инициативу". Мне важно, чтобы они были в бюллетене.

Я верю, что в нашей стране много людей на которых не действуют лучи излучения и они что-то да смогут сделать на благо Родины. Большой красивой Родины, которая нуждается в том, чтобы её дети имели возможность реализовывать себя, свои идеи, умения, силу не будучи поименованы как в известном романе Стругацких. Чтобы они умели выбирать и принимать решения. Сами. И отвечать за них перед собой, семьей, обществом.

О голодовке.

А, да, сразу вспомнилось.


Уезжая на днях из Москвы, зашел в книжную лавку и прикупил два выпуска журнала "Начальная школа" за 1950 и 1951 год. Поскольку вопросами образования (в первую очередь высшего) я стараюсь заниматься профессионально, то такие вещи легко привлекают мое внимание. Тем более, как я потом посмотрел, в свободной продаже номеров за эти годы, скорее всего, нет.

Журналы прочитал запоем, с удовольствием. Скидку на наивность, конечно делал. Собственно, некоторая наивность и простота с которой ставятся и решаются вопросы образования меня особенно привлекла. По крайней мере все честно, без напыщенного академизма. Как кажется, как задано партией, так и делаем и выглядит это так-то. Сейчас же часто текста в статьях много,
а смысла, кажется, меньше.

Наибольший интерес в свете сегодняшних событий и бытующих идеологоческих установок вызвали статьи об идейно-политеческом воспитании в начальных (!) классах. Ими я и решил поделиться. Сейчас такие материалы про советскую пропаганду стали модными. Но я больше не о пропаганде, а об обучении в начальной школе.
Первая статья - о том, как продают и унижают детей в капиталистических странах. И как хорошо им в социалистических странах. Уровень подачи информации и степень её достоверности можете оценить сами. Увы, от некоторых современных материалов мало чем отличается.

Вторая статья более примечательная - нам представлены идеальные, с точки зрения идейно-воспитательной работы, уроки 1950 года. Они описаны живо, читателю легко представить обстановку. Вот такого описанного образования я и боюсь: однополярного, уравнивающего, внешнедисциплинирующего и т.п. При этом я нисколько не сомневаюсь в искренности описанных педагогов и их желании сделать мир лучше. И более того, не уверен, что происходящее сегодня (а сегодня все не сильно отличается, кстати, но наталкивается на измененную действительность детства, на иных детей) намного лучше. Но мечтаю о другом образовании для своих детей. Образовании, которое позволит критически относится к происходящему, делать выбор и нести за него ответственность, быть самодисциплинированным, оставаться здоровым, не быть фанатичным (в некоторые периоды можно, но не по жизни) и т.п.

Вот отсканированная часть журнала о которой шла речь.

В этом смысле, кстати, обращаю внимание красноярцев (и не только, может быть есть единомышленники в других регионах) на проект sonyasamsonova - "Начальная школа здоровья". Вот группа вконтакте. Очень важное и полезное начинание, которое я всячески поддерживаю.

Метки:

Вчера на меня вышел человек, которому мы 8 лет назад помогали по вопросам незаконного избиения при задержании. Он живет в одном из городков нашего края, трижды судим, последний раз, как раз в 2007 за сопротивление инспекторам ГИБДД, которые не объяснили ему причину задержания.

Несмотря на не самый простой жизненный путь, человек постоянно что-то делает, предприниматель. И ремонтом обуви занимался, и ремонтом машин, и ёлки продавал, и даже дома сносил по муниципальным контрактам. Последнее его дело - рольставни и все такое. Зарабатывал нормально, даже дом почти построить успел.

Далее всё с его слов.

Осенью этого года к нему в машину подсели несколько человек, угрожая травматическим оружием, предложили поговорить. Разговор оказался очень простым - ребятам для начала нужно было всего 30 тыс. рублей. А дальше, мол, видно будет.

Я уточнил, предложили и они что-то взамен (ну, хотя бы "крышу", как раньше) - нет.

Естественно, ребята получили отказ, а человек несколько ударов по лицу и обещание достать его в будущем. На протяжении месяца за ним следили, а в ноябре его машину подрезали на трассе, спровоцировали ДТП. Он успел выбежать и укрыться в местном кафе, где владельцы закрыли от ретивых рэкетиров дверь. Затем добежал до дома, где опять спрятался. Приехавшая полиция зафиксировала ДТП (естественно машина была уже одна), приняла заявление. До сих пор ответа никакого.

Все зиму и весну незадачливые рэкетиры следили за предпринимателем и встречались с его знакомыми и друзьями, которые писали ему потом смс о том, что лучше делиться, так как люди серьезные.

В один из майских дней, когда герой нашей истории был в своем загородном домике, в него попытались ворваться 6 человек. Он вызвал полицию, но звонок постоянно срывался. Проникнув через окно, они начали избивать хозяина дома. Потом 4 человека начали выносить из дома вообще все: технику, инструмент, одежду. Даже, говорит, бетономешалку умудрились упереть. Двое, по-прежнему, продолжали избивать. Зачем четверо уехали и тут (почти через час) приехала полиция. Двое уйти не успели. На выезд приехал майор (!) и сержант. Застав двух преступников  и очень избитого человека в крови дома, майор сказал, что одного забирает. На удивление сержанта майор ответил, что все в порядке.

Увидев такую картину и раньше зная, что эта банда пользуется особым отношением полиции к ней, наш герой не стал писать заявление, сказал, что была бытовая драка. Написал он его через два дня, сняв все травмы в травмпункте. Почти месяц понадобился на восстановление и вот он приехал в Красноярск, написать хоть куда-то.

В устных беседах, при получени объяснений он слышит два аргумента, которые не позволяют хоть на что-то надеяться. Первое: "Ты же все понимаешь...." - это к тому, что молодые люди, играющие в Бригаду, имеют хорошие отношения с полицией. И второе - "Да кто тебе поверит?!". И, действительно, три судимости в нашей стране - однозначный приговор на всю жизнь общества и уж тем более правоохранительный.

Я могу не верить деталям этой истории, но в целом очень даже верю. Все логично, закономерно. И история, в общем-то, банальна и проста. Пугает то, что в каждом уголке нашей страны, который отдален от центра происходит такое или нечто подобное. И отличить, порою, правоохранителей от тех, кого они должны ловить - бывает трудно. И мы, конечно, составили с ним план куда и что писать. Прекрасно понимая, что все закончится, скорее всего, штампами типа: "Проведенная проверка не выявила...".

Там. Там наши проблемы. В фермерах, которых зажимают. В мелких предпринимателях, которых группка юнцов пытается поставить на счетчик (местные знакомы с криминальным миром - сами обалдевают от такого, как я понял). Да и вообще в том, что любая инициатива в нашей стране может быть наказуемой. В уголовном смысле этого слова или в смысле физического вреда автору инициативы. 
За последние 7 лет у меня скопилось множество задач по уголовному процессу, которые я использую во втором семестре обучения и которые идут на экзамен (у нас на экзамене только задачи, подробнее я писал здесь, там же есть примеры кейсов с описанием). На большой практикум уже точно накопилось, может издам со врменем. Большинство задач сформированы на основе реальных ситуаций и дел, часть конструирую под учебные цели.

Вот, в этом году у нас есть государственный экзамен по уголовному процессу, туда тоже достойные задачи нужны - чтобы не просто норму найти, а показать понимание процессуальных механизмов и их оснований.

Есть у меня и нерешаемые задачки для "возмущения мозгов", что называется. Одну из них я очень люблю и студенты, работавшие со мной, улыбнутся, увидев её здесь. Люблю, так как помимо остроты ситуации, влекущей шевеление мозгов, вытягиваются почти все основы процесса при хорошем обсуждении. Делюсь.

  • В ходе расследования преступления по сбыту наркотиков было задержано лицо без гражданства, цыганской национальности. На вопросы, заданные по-русски он отвечал «не понимаю». Один из родственников задержанного на очень плохом русском объяснил, что их родной язык – диалект крымских цыган. Переводчиков и людей, знающих этот диалект, в городе и крае не нашлось, родственники и соседи отказывались переводить, ссылаясь, что сами плохо понимают русский. Более того, выяснилось, что данный диалект не имеет письменности.


Сразу предупреждаю: история с диалектом почти выдуманная. Может быть и нет с ним никаких проблем, но для задачи - есть. Тут доведена до абсурда ситуация, знакомая ФСКН, когда переводчика днем с огнем не сыщещшь, а еще и куча диалектов. Есть, кстати, даже решения ВС по отмене приговора из-за переводчика, который не разбирался в диалекте подсудимого должным образом.

Острота кейса в том, что невозможность расследовать дело порождает прекрасный способ привлечения людей редких языков в преступную группу. Как правило, обсуждение данной задачи я вывожу из ситуации только задержания и принятия мер в рамках 48 часов и мы рассуждаем о том, а как вообще вести расследование.

Решения у кейса в самом остром его варианте (мы рассматриваем множество вариантов процессуальной ситуации) нет. Речь о том, что если переводчика все же не нашли и подготовить в короткие сроки нельзя. Хотя были за последние 5 лет и попытки удачного обоснования, почему можно расследовать и без переводчика и что дляэтого нужно сделать. На эказамен мы такие задачки не выносим, они тренировочные, конечно.

Как решают такие ситуации на практике, я, увы, знаю. Благо, со студентами мы можем поговорить в ином ключе. Если есть интересные мысли, можете поделиться.

Немцов

В начале недели я был в командировке в Москве и так случилось, что гостиница была в 30 минутах ходьбы от Кремля. Дважды - в понедельник вечером один, во вторник со своим лучшим университетским другом я прогуливлася ровно по тому маршруту и месту, где сегодня было совершено страшное преступление. Циничное. В одном из самых охраняемых районов мира.

Год назад, ночуя у родственников, я прочитал, скорее от скуки, его книгу - "Исповедь бунтаря". В книге, он, конечно, идеализирует себя. Но нельзя не признать, что это один из самых ярких и последовательных политиков 1990-х, который был соавтором новой России. Ельцин называл его своим преемником, но силовой блок взял верх и Немцову, которого Ельцин со временем устал защищать от олигархов и силовиков, места не нашлось.

Немцов, наверное, самый последовательный, давний и профессиональный критик президента и действующей власти. Нынешняя власть появилась в Кремле тогда, когда одним из главных там был именно Немцов. Он знал многое о внутреннем устройстве и мотивах тех, кто сейчас у власти. Он редко бросался лозунгами, его доклады о коррупции и злоупотреблениях всегда были обстоятельны, оттого, может быть, не такими распространенными, как хотелось бы.

Он был бескомпромиссным. Это то, что нынешнее устройство государства никогда не потерпит. Критикуй, но когда надо, иди на компромиссы. Иначе критиковать не дадим спокойно.

Будучи депутатом Ярославской областной думы, он наглядно показывал, что может один работающий депутат в мире политических зомби и функционеров.

Рискну предположить, что это самое громкое убийство со времен Влада Листьева. И хуже всего то, что я не готов заранее поверить ни одной версии следствия. И даже если найдут убийц и предъявят материалы, я не смогу поверить. Как-то так получается, как-то я так воспринимаю происходящее, что деформировался и не способен верить власти, особенно в вопросе расследования таких преступлений. А если вспомнить, что ни одно громкое преступление последних 25 лет не было толком расследовано, то вопрос об основаниях моего неверия отпадет сам собой.

На душе гадко. Хочется верить, что запущенный (вольно или невольно) процесс всеобщего озлобления и противопоставления в целях сохранения власти и контроля за ресурсами еще имеет шанс остановиться. Хочется, чтобы Русская земля перестала жить под страхов создаваемых властью призраков. Хочется, чтобы мы вырвались из этой закольцованной истории.

Метки:

Эта запись для коллег-юристов, а точнее для процессуалистов. Остальным она может показаться достаточно скучной.

11 февраля 2015 года на заседании научно-консультативного совета при Красноярском краевом суде состоялось обсуждение идеи введения в России интситута следственного судьи.

Идея эта веет уже несколько лет со стороны Конституционного суда. Вот высказывания председателя КС в 2012 году, а вот в 2014. Ну, и, конечно, речь о советнике Конституционного суда А.В. Смирнове, чья статья с идеей следственного судьи до сих пор широко обсуждается. Мое мнение о ней, своеобразный ответ - здесь. То, что там написано и легло в основу моего доклада на этом заседании.

И вот, поручение Президента,Читать дальше...Свернуть )
В Коммерсанте свежее интервью Лебедева В.М. - Председателя Верховного суда РФ."Доступ к правосудию должен быть абсолютным, а порядок рассмотрения дел — простым и понятным"

Несколько мыслей по высказанному им.

Читать дальше...Свернуть )
Вообще, читая интервью главного судьи, понимаешь, что ничего в этой системе еще долго очень долго не поменяется.
На протяжении более чем 10 лет в рамках курса "Правоохранительные органы" наша кафедра дает обязательное задание - посетить судебное заседание по уголовному делу. Желательно два. Только чтобы заседание содержало в себе хоть какие-то процессуальные действия. Несмотря на то, что я в этом году полностью переформатировал собственную работу по этому предмету (ушел от монотонных обсуждений структур, полномочий и т.п.), задание это осталось.
Нет цели задать образец и чему-то научить. Цель задания - обеспечить, если так можно сказать, прикосновение к судебной системе, к реальному процессу. Прикосновение  - не больше. Это ещё тот возраст и уровень, когда единицы студентов даже просто заходили в суд и представления о суде чаще всего основаны на литературе, тв и кино.

По итогам посещения суда ребята пишут эссе. В свободной форме. И я очень люблю читать эти тексты. Это, в хорошем смысле, очень чистый и "натуральный" взгляд на судебные будни. И вроде бы все, что написано известно, пройдено на сто рядов... Но читаешь и это каждый раз вдохновляет на работу с ними же. Чтобы они сами не стали героями смешных и негативных зарисовок нашей юридической повседневности.

Ниже я подобрал несколько отрывков, которые показались мне забавными или типичными для подобных эссе. Сразу попрошу не искать читателей в них какое-то особенное подтверждение того, что все не очень хорошо. Это мы и так знаем. Справедливости ради скажу, что положительных отзывов от увиденного у ребят тоже хватает. Увы, неприятных эмоций больше и часто они оправданы. Просто мы свыклись со многим из того, что у тех, кто сталкивается впервые, вызывает негативные ощущения.

В общем, делюсь. Студенты разрешили (офография и пунктуация сохранены). Все описываемые суды - на территории Красноярского края.

[Про приставов и конвой]Начал прокурор, он сообщил о деталях дела, о постановлении судебно медицинской экспертизы, показаний свидетелей. В это время я обратила внимание на судебных приставов лет 25-30, сидевших в зале заседания. И всё бы ничего, но они на протяжении всего судебного заседания, играли в игры на своих телефонах. Меня это удивило и немного возмутило.
...
Для начала приставов было много, около 10 человек. Когда я подошла к стойке, где они вальяжно восседали без кепок (форма), они даже не обратили на меня внимание. Я поздоровалась, но вновь ощутила себя невидимкой. Далее меня все-таки заметил один молодой пристав и сказал, что у всех сейчас обед. Наша компания долго-долго ждала окончания обеда и ровно в 14.00 все приставы втянули животы, и, надев кепки, стали пропускать всех присутствующих в фойе, проверять паспорта. Мы все проходили через металлоискатель, я проходила последняя.
У меня проверили всю сумку, в металлоискатели я не пищала, но потом я вспомнила, что у меня в сумке лежит газовый баллончик (стараюсь всегда иметь при себе, мало ли что). ПРИСТАВ НЕ ЗАМЕТИЛ.
Я, как девушка предусмотрительная, подумала «А что если перед входом в зал судебного заседания будут еще проверять, или вдруг он выпадет..?»
Я говорю приставу, что у меня есть газовый баллончик. Жаль я не могу описать словами выражение его лица в этот момент. Спрашиваю его, можно ли его здесь оставить, чтобы лишних вопросов не возникло, я ж не террористка. У парня ступор, все приставы смотрят на меня, все отвлеклись от своей работы.

...
К слову, о приставах. Очень интересный народ. На некоторых сотрудниках правоохранительных органов видна печать профессиональной деформации, так сказать, невооруженным глазом. Приставы, я считаю, являются образцом такой деформации: суровые дядьки, рьяно соблюдающие, в первую очередь, свои должностные инструкции.
Приставов, как я уже говорил, было двое. В форме, при оружии. Было видно, что один старше по званию, по возрасту, опытней – общается с судьями и другими сотрудниками легко, на «ты». Второй же пристав был совсем еще «зеленый» – возможно, помощник. Он сидел за стойкой КПП и что-то писал.

...

Но прежде чем попасть в зал судебного заседания, нам пришлось пройти процедуру досмотра. Сначала один из приставов записал наши паспортные данные, затем мы прошли через «рамку» и нас проверили металлоискателем. У меня в сумке была бутылочка с водой, и пристав сказал отпить из неё. На вопрос «зачем?» ответил: «А вдруг у вас там кислота».
...
Сотрудники ФССП были очень доброжелательны, шутили друг над другом, невзирая на присутствие посетителей, создавалось впечатление, что работа им полностью наскучила, и они всячески пытаются разнообразить свои серые трудовые будни.
...
Подсудимый во время процесса находился под охраной. Охранники один раз сменились во время заседания суда. Но самое забавное, что и первая, и вторая пара, делали одно и тоже: либо дремали, либо играли в телефон. Причем, телефон они все прятали в своих фуражках. Еще меня заинтересовал, тот факт, что первая пара, никак не реагировала, на то, что адвокат, передавала подсудимому записки, а вот вторая потребовала это прекратить. На что адвокат, возразила, что они имеют право общаться, а во время процесса другого способа нет.
...


[Суд, прокурор, адвокат. Ход процесса.]Допрос проводился как адвокатами, так и прокурором, они все время спорили о том, можно ли задавать такой вопрос или нет, что вопрос не относится к материалам дела. Это мне понравилось, то есть процесс был интересным с этой стороны. Но больше всего меня удивило, то что отвечая на вопросы свидетельница жевала жвачку, причмокивая, постоянно цокала на задаваемые вопросы, и самым частым её ответом был ответ: «я не помню, это было давно!». Из-за этого и из-за того что некоторые показания свидетельницы не совпадали с теми, что она давала на предварительном следствии, о чем не раз заявляли адвокаты подсудимых, судье пришлось заняться чтением материалов дела. Чтение судьей показаний свидетельницы на предварительном следствии заняло 17 минут процесса. Судья читал быстро, половина слов его были непонятны, и для восприятия сложно, этот факт нас удивил с плохой стороны.
...
А еще смутило следующее. Судья (не смогу дословно воспроизвести фразу) спрашивает потерпевших о наказании подсудимого, все отвечают, что он заслуживает наказания. Этот же вопрос спрашивают у подсудимого, он говорит: «да, я согласен, что должен быть наказан», адвокат также согласился с подсудимым, даже не добавив ничего, просто «Согласен». Я не поняла, в чем его работа заключалась, как адвоката?! В том, чтобы согласиться с тем, что его клиент достоин наказания!? Или просто прийти, соблюсти формальность?! В общем, адвокат произвел не очень хорошее впечатление.
...
Дальше прокурор хотел какое-то непонятное ходатайство заявить, его никто не понял, судья, попросил еще раз объяснить, но по-моему и со 2 раза ни судья, ни адвокаты не поняли, что он хочет. Адвокаты начали ему объяснять что-то по его непонятному вопросу, после того как адвокаты высказались, судья спросил у прокурора есть еще какие-то вопросы замечания. Прокурор уткнулся в материалы дела и молчал…все не поняли в чем дело, прошло минуты 2-3 молчания, судья обратился к прокурору «Господин прокурор, вы что там уснули что ли?» Все начали смеяться,особенно адвокаты.
...
Ну дальше предоставили слово прокурору, прокурор показался каким-то равнодушным, говорил монотонно, тихо. Далее предоставили слово адвокатам, но адвокаты были конечно…у меня даже слов нет. Какое-то полное безразличие к делу, просто у меня это было на контрасте, и было с чем сравнивать. В предыдущем суде были профессионалы, а тут какие-то неопытные, молодые мальчики. Даже не мужчины, а мальчики. Которые вообще боялись слово судье хоть какое-то сказать. Даже если они и бесплатные, но надо было хоть немного показать, что они хоть что-то делали, что хоть как-то защищают подсудимых, но они даже другого слово не промолвили кроме как «нет, Ваша честь, замечаний и возражений нет».
...
Судья всячески находила повод отклонить ходатайства адвоката, отклоняла его вопросы, и все попытки хоть как-то защитить своего подзащитного были ничтожны. Зато прокурора ни в чём не ограничивали, она спокойно по бумажке читала материалы дела и не сильно утруждалась. Немного позже адвокат вообще разругался с приставами по поводу того, что подсудимого постоянно уводили и не давали возможности поговорить со своим защитником, пока судья несколько раз удалялась в совещательную комнату. Ещё не понравилось, что каждый раз оглашая решения, вставали все, кто находился в зале судебного заседания, кроме секретаря. Она вставала и потом, чуть ли не ложась на стол, смотрела в монитор компьютера и щёлкала мышкой. Уж лучше бы вообще не вставала. И ещё не понравилось, что во время процесса постоянно звонил телефон, и секретарь отвечала на звонки. Это очень сильно отвлекало. И в этом процессе судья опять выражала всё своё недовольство через мимику лица, закатывая глаза и «цокая». А когда адвокат заявил о том, что судья заинтересован в этом деле, поскольку муж у неё работает в Федеральной службе Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, начали смеяться и судья и прокурор. Да и судья очень сильно разозлилась. Теперь уже точно было ясно, на чью сторону встанет суд.
...

Обстановка в зале суда не соответствовала моим представлениям. Назвать эти небольшие, тесные, давно не ремонтируемые помещения, «залом» можно было с большой натяжкой. Во-вторых, сам процесс с трудом можно было назвать «состязательным». Вместо прений сторон в обоих случаях мы увидели унылые, наскоро прочитанные и заранее подготовленные выступления. Особенно меня поразило то, что ни обвинение, ни защита не проявляли большого интереса к своим делам. Сложилось такое впечатление, что всем хотелось побыстрее все закончить и уйти. При первом заседании присутствующая нетрезвая и не вполне адекватная публика производила даже пугающее впечатление. К сожалению, увиденное в обоих судах вызвало у меня чувство глубокого разочарования.
...

Нас чрезвычайно огорчил тот факт, что речь обвинителя была быстрая, тихая и не совсем понятная. Именно из-за этого, нами была упущена возможность разобрать все нюансы дела. Судья, тем не менее, никаких замечаний по этому поводу не делала.
Больше всего нас поразило, что и речь судьи мало чем отличалась от речи государственного обвинителя. Но, в защиту судьи необходимо отметить, что в ходе судебного заседания она не раз демонстрировала хорошую осведомленность в содержании материалов дела. Данное обстоятельство предоставило возможность нам как скромным наблюдателям сделать вывод о качественной работе этого элемента механизма правосудия.

...

К глубокому сожалению, действия адвоката не произвели на нас никакого впечатления. Его речь была тихой, довольно сумбурной и невнятной. Читал он по бумажке, что так же было нами негативно оценено. Так же, защитник не принимал никаких мер, чтобы повлиять на ход судебного заседания, в связи с чем у нас сложилось общее мнение, что защитнику не интересна судьба подсудимого, а так же ему было безразлично, выиграет он дело или нет. Таким образом, нами был сделан вывод, что защитник был предоставлен подсудимому государством в соответствии со ст.48 Конституции РФ и ст. 51 УПК РФ.
...

Первое, что удивило, это судья - А.А.И. Он очень молод (1989г. рождения) и мы сомневались, а правомерно ли он занимает место федерального судьи? Изучив Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" мы выяснили, что правомерно.
...
Ему дали год условного заключения, поскольку он серьёзно болен. И знаете, что я поняла? Что мне никогда не стать судьёй. Как бы это горько не звучало. Потому что я никогда не смогу быть объективной в таких ситуациях. Мне так было жалко его женщину, ребенка, маму. Забыла сказать, что судья, не помню её фамилии, была крайне безграмотной, ну ладно не крайне, но меня передёргивало порой от её слов «средствА», «дОговоры» и «ходатАйство», и я догадываюсь на какой слог бы она поставила ударение в таких словах как «каталог» или «квартал».
...
Еще не обойду стороной адвокатов. При просмотре американских фильмов адвокаты кажутся такими дерзкими, уверенными в себе мужчинами, а тут... Конечно понятно, что в реальной жизни всё по-другому, но роль адвокатов во всех делах, на которые я попадала сводилась к фразе «Нет вопросов, Ваша честь». Скорее всего мне просто не повезло увидеть адвоката в деле.
...
Судья – очень молодой, довольно приятный, но мне не понравилось, что во время судебного заседания он говорил очень тихо, приходилось буквально прислушиваться, чтобы понять, о чем идет речь. Судья явно был расположен к прокурору, вел себя с ней очень доброжелательно, вежливо, чего нельзя сказать о его отношениях с адвокатом. Была заметна неприязнь судьи к адвокату, он вел себя с ним довольно неприязненно, мог позволить себе резкие высказывания в адрес адвоката.
...
Почему-то это всё делали только судья и прокурор, а защитник решил отмолчаться. Всё это продлилось, на моё удивление, всего минут 15. А потом начались прения сторон. Речь защитника меня полностью расстроила. «ХодатАйства», «средствА» и постоянные «нууу…эээ…» породили в моей голове мысль: «боже мой, где его учили, он точно не из СФУ».
...
Адвокат мне понравился тем, что это дело цыганки он хотел подвести под другую статью. Он делал все очень грамотно, пытаясь смягчить наказание подсудимой. Далее он очень грамотно, на мой взгляд, пользовался тем, что студент был молодой и неопытный и в некоторых моментах подстраивал его показания под себя (не знаю даже как выразить свои мысли более последовательно, чтобы вы меня поняли). Судья мне понравился тем, что он был, так сказать хозяином в своем доме. Разрешал говорить только по существу дела, неоднократно останавливал на полуслове адвоката и не давал высказаться чересчур бурной, на мой взгляд, цыганке, которая, надо отметить, свою вину так и не признала. В итоге нас остались только положительные эмоции, а главное опыт.
...
При этом стоит упомянуть один момент: у меня сложилось такое чувство, что адвокат по данному делу вовсе не принимал никакого участия в судебном заседании, поскольку им даже ни разу не был задан вопрос сторонам, свидетелям. Я думаю, что в любом деле не может быть абсолютной очевидности и абсолютной шаблонности, поэтому этот факт неактивности адвоката меня крайне огорчил.
...
Когда мы начали заходить в комнату судебного заседания, в сумме нас было 7 человек: 2 студента, 3 человека с одной стороны, 2 с другой. Судья посмотрела на нас очень удивленным, раздраженным взглядом и сопроводила это репликой: « Вы что количеством решили взять?». По итогу нас, конечно же не пустили. Я был впечатлен! Весь облик судьи разрушился в ту же секунду, и в судье я узнал обычного человека, которые сейчас везде, которые легко подаются влиянию своего настроения. Для судьи это неприемлемо, это моя окончательная позиция. Как человеку, который не может совладать с собой, можно доверять судьбы других людей? Осознает ли он свою роль?
...
Судья задала этот вопрос адвокату, который ответил на него каким то «невнятным бурчанием себе поднос». К сожалению, в тот день адвокат, так и не сказал не одного понятного слова.
...
Затем выступил адвокат обвиняемой. Сразу было понятно, что адвокат был предоставлен, а не нанят.
...
Отдельно хочу сказать о прокуроре: ранее считала, что прокуроры выступают устно, конечно, зачитывая точные данные (имена, фамилии, адреса, цифры и т.п.), но я ошибалась, так как прокурор совсем глаз не отрывал от своих документов, читая материалы дела. Оказались проблемы с чтением материалов, а именно: прокурор запиналась, торопилась, слова произносила невнятно, нечетко, в общем, воспринимать речь было трудно. И я задалась вопросом: «А как же ораторское искусство? А нужно ли оно?» - обошлись здесь без риторики. Кстати, а с каких пор прокуроры перестали вставать после слов: «Прошу всех встать, суд идет!»? Такой нормы я не знаю.
...
На сей раз нет претензий к прокурору, но вот адвокат… Все-таки работа адвоката серьезная, требующая высокой подготовки как профессиональной, так и технической, я понимаю, когда адвокат молодого возраста, он может, выступая, быть неуверенным, разумеется, с этим надо работать, но при этом он готовится. Но, если адвокат записывает свою заключительную речь под конец заседания, причем записывает ее карандашом, не найдя ручки пишущей, затем читая ее дрожащим голосом, могу сказать, что это ужасно, мог ли он убедить кого-то, думается, что нет.
...
Хочется отметить профессионализм судьи. Никаких замечаний в его работе мы не увидели, впрочем, как и в работе адвокатов и прокурора. Однако хочется заметить достаточно странную ситуацию: задав вопрос прокурору суд около 2 минут ожидал его ответа, который в этот момент, говоря откровенно, прилег на свою руку и практически уснул. Видимо настолько неинтересно ему было это дело.
...
Могу только сказать, что она вызвала скорее отрицательно впечатление, как государственный обвинитель, нежели наоборот. Наверное, это связано с тем, что она не соответствовала моим личным представлениям и стереотипам о прокурорских работниках. По крайне мере, она точно не похожа на тех, с которыми мне довелось столкнуться в прокуратуре того же района. Вела себя несколько скромно, говорила тихо, обстоятельства дела зачитала быстро, невнятно.
...
На данном процессе я увидела действительно талантливых адвокатов, которые готовы защитить всеми возможными способами подсудимого, которые обладают красноречием, обращаются не только к «букве», но и к «духу» закона.
...
Еще я была очень шокирована поведением представителей они нагло пользовались телефонами, с их стороны явно проявлялось неуважение к суду (начиная даже с того, что было вынесено определение касаемо даты представления позиции на доводы другой стороны, это было проигнорировано, а на судебном заседании они решили зачитать все свои 30 страниц, логическая связь потерялась после 15 минут, как судье справится потом и действительно справедливо принять решение???
...
Прокурор задала вопросы, которые уточняли обстоятельства совершения преступления. Удивило, что подсудимый, иногда даже невпопад, повторял: «Я вину признаю, я всё осознал». (Может быть, это была концепция защиты, выработанная им совместно с адвокатом?) Но, вероятно, он иногда не понимал сути вопроса, судья пыталась объяснить при этом ему более простым языком, задавала более прямые вопросы: «В чём признаёте именно?». На мой взгляд, это характеризует её работу с хорошей стороны.
Адвокат меня удивил ещё больше чем государственный обвинитель, и, к сожалению, впечатление о его работе сложилось отрицательное. Его речь была неграмотной, он част о делал ошибки в ударениях слов. Пытался на ходу формулировать некоторые фразы, получалось достаточно сумбурно, его речь сопровождалась постоянными «Эээ…. Нууу….», мысли были донесены очень нечётко. Адвокат задал несколько вопросов, и опять же, в более точном формулировании этих вопросов именно так, чтобы их понял подсудимый, ему помогала судья. Мне показалось, что она единственная проявила в этом процессе истинное участие и профессионализм.

...
На данном процессе меня удивили постоянные шутки и замечания судьи («Вы утверждаете, что не колетесь дезоморфином, а почему такой запах тогда от Вас?», «Как ты не умер еще? Друзья твои поди уже все умерли?»). Данное поведение считаю некорректным и противоречащим Кодексу этики судейЗатем она обратилась к адвокату, он что-то прошептал о переносе дела. Было очень заметно, что это государственный адвокат, и он даже не объяснил ничего своему подзащитному.
...


[Обстановка в суде. Разное.]в коридоре сидели участники этих дел. Сначала рядом с нами сидел мужчина (он как раз и ожидал решения), который на весь суд утверждал, что он не может ездить с Ботанической на 60 лет октября на исправительные работы по всем пробкам, ведь у него нет вертолета, а ехать в автобусе по утрам по таким пробкам издевательство. Нас, ездящих каждое утро и вечер до университета и обратно по всем пробкам, это конечно немного рассмешило. Другой, к счастью сидящий вначале спокойно на другой лавочке, вроде спокойно сидел, услышал о каких-то штрафах и резко вскочил и с всей силы ударил кулаком в стену. Было страшно. Плюс ко всему этому перед нами провели подсудимых в наручниках в зал судебного заседания, а первый мужчина, возмущавшийся дальностью места прохождения исправительных работ, кричал им вслед: "я вас не видел, вы что новенькие". Впечатлений в коридоре мы получили массу.
...
было плохо слышно участников процесса и не потому что они тихо говорили, а потому что их перебивал звук стучащих клавиш секретаря судебного заседания, но потом то ли она стала тише печать, то ли я уже привыкло к этому звуку и слышно было хорошо.
...
Да, там есть необходимые атрибуты, такие как герб, флаг, столы для каждой из сторон, место для подсудимого, огороженное решеткой. Но в то же время довольно большое пространство занимало два шкафа, в центре комнаты стоял сейф, на котором непонятно что делало жидкое мыло. Кроме того, около стола судьи был столик с микроволновкой, бутылкой воды, чайником и заварочными пакетиками. Наличие всего вышеперечисленного нас немного удивило.
...
Хотелось бы отметить, что во время процесса, со стороны потерпевшего почти все люди были в алкогольном опьянение. Возникает вопрос к приставам, как они попали в зал суда?
...
Подсудимая из клетки выразила крайнюю озабоченность нашим присутствием, а также явное недовольство по этому поводу, назвав все происходящее вокруг «цирком – шапито», а нас «малолетками». Но мы, отважные студентки ЮИ СФУ, сочли не нужным обращать внимание на данные действия, прошли мимо подсудимой и расположились на одной из катастрофически неудобных скамеек в ожидании начала судебного заседания.
...
Кабинет был маленький, кстати, я всегда думала, что зал судебных заседаний обязательно большой, вселяющий, так сказать, дух правосудия, а на деле он оказался обычным кабинетом с компьютерами, шкафами, полками, столами, камерой слежения. Конечно, такие незаменимые атрибуты, как герб, флаг, трибуна и решётка были, но мои представления, которые сложились после просмотра фильмов, телепередач, конечно, не оправдались.


Уважаемые студенты!

Если я когда-нибудь кого-нибудь из тех, кому ставил даже самый маленький зачет замечу в подобном или даже куда меньшем беспределе, в грубом нарушении закона в угоду личным своим или чужим интересам, в цинизме по отношению к людям, я сделаю все, чтобы это стало достоянием общественности. Я приду к Вам в кабинет, кем бы Вы ни были и напомню о всем, о чем забылось после института. А возможно и надеру уши, независимо от Вашего положения. И никогда Вы не оправдаетесь передо мной тем, что Вы рядовой в войне против западных шпионов и развала страны, что у Вас семья и Вы боитесь потерять работу, что я плохо знаю этот мир и есть нелюди с которыми нечего возиться и т.п.

Я много сил и времени трачу на работу с Вами, и все в надежде на то, что хотя бы кто-то из Вас станет не рядовой шестеренкой в этой системе, а заставит её меняться. Я готов смириться с тем, что Вы будете простыми исполнителями, но я никогда не смирюсь, если узнаю, что Вы вредите людям. Это и моя ответственость тоже и я сделаю все, чтобы её нести и тогда, когда Вы уже на работе.

Имейте ввиду.

А.А.

Метки:

Вот здесь, среди прочих, я рассказывал историю про лесника. Она немного утрирована, чтобы не пичкать процессуальными формулировками рассказ.

3.Лесоруб-внушитель

В один прекрасный летний день лесничему Захарычу позвонили?

- Захарыч, чё за х...ня? Мы приехали на деляну свою, лес рубить, а тут уже вырублено всё?
- Понятия не имею... Надо разбираться.
- Делать-то чё нам?
- Ну, соседнюю деляну таких же размеров возьми. Приедь, оформи все.
- Ясно...

На следующий день за Захарычем пришли. Ты, говорят, обвиняешься в незаконной рубке леса.

Как получилось. Лесорубы решили рубить деляну прямо сейчас. Их сдали. К ним приехали, взяли объяснения и отпустили домой. В отношении них в возбуждении уголовного дела было отказано... Знаете, почему? Они добросовестно заблуждались, так как авторитет лесничего не позволил им усомниться, что можно рубить другую такую же деляну.

Спрашивается, что вменяется лесорубу? Незаконная вырубка леса. Он же ничего не рубил, спросите Вы? Не отделял дерево от земли, не выкорчевывал и т.п. Ну, да. Но незаконная вырубка леса. Так, а где объективная сторона, если он один идет по делу...? Потому что незаконная вырубка леса.

Заезжий адвокат в растерянности начинает спрашивать, а если он своим авторитетом убедит кого-то что-то рубить, он тоже за это будет отвечать. Нет. Потому что незаконная вырубка леса.

Еще одна попытка. Я правильно понимаю, что не 285 УК, не 286, а ...? Да, чистейшей воды незаконная вырубка леса лицами, которые заблуждались по указанию лесника.

Чем подтверждается 30-секундный разговор с бригадиром, о котором лесник и не помнил-то особо? Правильно, его слышала вся бригада. Больше в деле нет ничего.

Пожелаем удачи леснику. Благо, адвокат хороший, надеюсь, все будет нормально


Все закончилось хорошо (ещё лучше, чтобы вообще не начиналось, конечно). Правда сначала старика (а ему за 70 лет) осудили, но освободили от наказания в связи с амнистией. То есть все-таки осудили и признали виновным.

Краевой суд даже не стал эту филькину грамоту толком рассматривать, скинул прокурору (напомню, так можно по ст.237 УПК), тот следователю, а тот прекратил за отсутствием состава буквально пару дней назад.

Вот такой подарок мужику на новый год. Теперь надо государству оплатить отличную работу адвоката и сверх того ещё.
"Сколько раз в своей жизни человек, который не занимается ничем противозаконным, может произнести последнее слово? За последние полтора года это мое шестое или десятое последнее слово. Как будто наступают последние дни. Вы все — судьи, прокуроры, потерпевшие — в разговорах со мной смотрите в стол. Все мне говорят «Алексей Анатольевич, ну вы же все понимаете». Я все понимаю, понимаю, что вы сейчас не вскочите или представитель «Ив Роше» встанет и скажет: «Вы меня убедили». Нет, я понимаю, что люди иначе устроены. Никто семье не скажет: «Я сегодня посадил заведомо невиновного, и мне с этим жить». Я понимаю, что будет звучать «Вы же все понимаете» или «Ну а чего он на Путина...»

Мои слова касаются тех, кто делает подлости или игнорирует происходящее. Мы слова для того, чтобы вы признали, что не надо терпеть вранье обо всем. Мне говорят, что интересы русских в Туркмении — их не существует, а за интересы русских на Украине надо начать войну. Мне говорят, что в «Газпроме» не воруют. Я приношу документы, мне говорят — этого всего нет. Я говорю, что мы готовы прийти на выборы и вас победить, делаем партию. А нас не пускают на выборы и говорят: «А мы победили»

Чем больше человек приносит вранья, тем с большим враньем он сталкивается. Вранье стало сутью государства. Вчера выступает Путин и говорит: «У нас нет дворцов!». Да мы их фотографируем в месяц по три штуки!

Зачем терпеть это вранье? Зачем смотреть в стол? Жизнь слишком коротка, чтобы в стол смотреть. Я не успел оглянуться — мне уже сорок. Скоро внуки. Не успеем оглянуться — мы в постели, на нас смотрят и думают «Скорей бы он освободил жилплощадь». Мы можем гордиться только моментами, когда мы можем честно смотреть в глаза друг другу, когда мы делаем что-то достойное.

Для меня это достаточно болезненная ситуация. И хитрый, болезненный формат, который выбрал Кремль, когда не просто меня сажают, а пытаются притянуть еще людей, Офицерова, отца пяти детей, и его жене я должен смотреть в глаза. Я признаю это: да, они меня этим цепляют, что еще невиновных людей паровозом тащат. Но даже взятие заложников меня не остановит. Жизнь не имеет смысла, если терпеть вранье. Я никогда не соглашусь с той системой, которая выстроена в стране. Она выстроена так, чтобы грабить всех, кто в зале. Это — настоящая хунта.

Я не жалею ни секунды о своих действиях, которые я направил на борьбу с коррупцией. Кобзев мне сказал: «Алексей, тебя точно посадят, потому что ты к ним лезешь так, что не стерпят». Накаркал! Невозможно жить с мыслью «ой, меня посадят». Я отдавал себе отчет в этом. Но я не жалею и буду призывать людей реализовывать свое право на свободу собраний, в том числе.

И у людей есть законное право на восстание против хунты, которая все захапала. Мы позволили им нас ограбить и превратить нас в скотов. Чем они с нами расплатились, чем с вами расплатились — глядящими в стол? Образование у вас есть? Нет. Здравоохранение? Нет. Дороги? Нет. Какие зарплаты у [стоящих тут] судебных приставов? Нас, вас — грабят каждый день. Я этого терпеть не буду. Буду стоять столько, сколько нужно — здесь, у клетки или внутри нее.

Брат не собирался заниматься политикой. Нет никакой нужды усугублять это все. Меня взятие заложников не остановит, но зачем власти их убивать? Я призываю всех абсолютно. Это наивно, может, звучит, и над этим принято ухмыляться, но — «жить не по лжи».

Я благодарю всех за поддержку, призываю «жить не по лжи». Изолируют меня, посадят — придет другой. Ничего уникального я не делал.»


Источник

Метки:

В среде юристов-процессуалистов активно обсуждается статья А.В. Смирнова Российский уголовный процесс: от заката до рассвета. Обсуждается в основном в восторженных тонах, обсуждается едва ли не как программа к действию.

Статья написана в публицистическом стиле, что можно отнести и к плюсам и к минусам. С одной стороны - очень понятно даже для не специалистов (к чести автора, даже самые сложные его работы написаны легко в целом), с другой стороны, показывается только верхушка, только выводы под которые подведены самые простые основания. Большая часть оснований скрыта, а это значит, что спорить с автором достаточно тяжело. Надо эти основания подразумевать. Если же спорить только "по верхам", то получится не очень конструктивно.

Поэтому я не могу говорить о возражениях в полном смысле этого слова, я могу говорить лишь о заметках на полях, мыслях и т.п. И ответ этот будет публицистический, а не научный.

Еще момент. Текст очень хороший и то, что он появился, тоже хорошо при одном условии - если он не будет автоматически восприниматься как программа к действию. Именно из-за этого опасения я не уверен в надобности публицистических текстов по процессу в частности.
Автора я тоже давно знаю по работам, в том числе ещё 1980-х годов, часть его работ активно использовались мной для обоснования выводов в диссертации. Это чтобы читатель воспринимал последующий текст не как отношение лично к автору.

I. Две концепции

Чтобы было понятно то, откуда я задаю вопросы к тексту А.В. Смирнова, кратко обозначу свои установки на понимание процесса. Я выделяю две концепции отношения субъектов (тех, кто ведёт деятельность) и участников (тех, кто вовлечён в деятельность участником в качестве ресурса или имеющего интерес).

Первая концепция - концепция взаимодействия. Это ситуация, когда все субъекты и участники в целом делают одно дело, способствуют правосудию и каждый из них имеет то место, которое позволяет влиять на односторонность основного субъекта (а к этому склонен даже профессионал). Концепция взаимодействия это такая система отношений, где все проявления человеческих негативных качеств нейтрализуются по максимуму другими участниками.

В основе такой концепции лежит метод объективного, всестороннего и полного исследования которому посвящена моя диссертация. Она как раз закончена на том месте, где надо бы перейти к построению такой системы отношений между участниками и субъектами, о которой я пишу.

В концепции взаимодействия нет сторон, но есть участники судебного разбирательства. Там нет прокурора обвинителя, но есть прокурор, которому важен законный и обоснованный приговор, каким бы он ни был. Там нет адвокатского расследования, но следователь не отказывает адвокату в мотивированном ходатайстве о приобщении доказательств, проведении следственных действий, а запросы адвоката обязательны для исполнения организациями. При этом равенство участников в суде обязательно, конечно, так как только при равенстве они смогут помочь судье преодолеть односторонность, свойственную человеку. Все это не живет в надежде на честных людей, но обеспечивается механизмами, которые предстоит проработать.

Это, конечно, описан уровень должного. Но в моем представлении путь к реализации этой концепции в нашей стране гораздо короче, чем ко второй. Эта концепция, применительно к суду здорово описана у А.Ф. Кони в "Нравственных началах уголовного процесса".

Вторая концепция - противоборство, противостояние.

Здесь практически изначально есть две стороны, которые должны активно работать на собственный интерес, собирать информацию/доказательства для будущего суда. Стороны появляются уже на следствии, помогает им в сборе материала следственный судья, а итоговым местом встречи становится непосредственно судебное разбирательство в котором судья, принимающий решение не видит дела на бумаге, но видит "вживую". Основная задача правового регулирования при реализации этой концепции - обеспечить сторонам равные возможности. Причем, не только на бумаге, но и в реальности.

Сторонниками этой концепции считается, что только так можно преодолеть односторонность одного "суперсубъекта" и простимулировать к максимально полному сбору доказательств.

Я - сторонник первой концепции и все мои мысли будут оттуда. При этом я не говорю, что вторая концепция ущербна сама по себе всегда (хотя недостатков там хватает). Вовсе нет. Она ущербна, если говорить о нашей стране и нашем времени.

II. Следователя не убить.

В нашей стране и в наше время и ещё в ближайшие много лет Вы не "убьете" следователя. Он никуда не денется. Он будет всегда. Сделаете следственного судью - он будет следователем. Нет - "детектив" в деформализованном начале предварительного следствия. Следователя, то есть представителя от государства, который как бы должен во всем разобраться не уничтожить. Это началось давно, еще в эпоху губной реформы (об этом я писал в статье "Становление следственного процесса в России"). И когда была выбрана модель с предварительным следствием, она была выбрана не только потому, что удобно государству, а потому что частью своей прочно сидела прочно в самой культуре. Государство наше стремится заботиться обо всем. И преступление для него - дело публичное, дело государственное. А потому дать в его расследовании волю второй стороне - значит потерять контроль.

И "следователь" будет ещё очень долго. А потому, надо не думать о его замене на того, кого просто назовем другим словом, а думать о том, как выстроить такую модель взаимоотношений участников, чтобы ограничить возможный произвол со стороны следователя, чтобы защитник мог рассчитывать на свое участие в доказывании. Как устроить следственные органы так, чтобы ограничить возможный произвол. Как измерять работу следователя и вести статистику, чтобы удержать его от произвола. И, наконец, как его готовить. Нравственно и профессионально.

Но следователя нельзя исключить из нашей жизни. И да, я ссылаюсь здесь на культуру и историю.

III. Как насчет поторговать?

Что происходит, когда две стороны противоборствуют? Кто-то должен победить. Но чаще бывает так, что какая-то из сторон понимает, что победить не сможет. И здесь несколько путей - биться впустую, пойти на хитрость/обман, договориться.

Это как раз то, что сулит нам противоборство в уголовном процессе. Постепенно процесс в ситуации двух сторон перейдет в плоскость переговоров и сделок. И в той стране, на которую мы часто ссылаемся, говоря о противоборстве - США - 90% и более (поправьте, если не так) дел решается в формате сделок, до суда. Торговля между прокурором и адвокатом идет на самом разном уровне, в том числе и на том, где мало кого интересует само деяние и обвиняемый. Главное - выгодно договориться.

И, кстати, это вполне может быть нормальным и подходить для капиталистической культуры. Для капиталистической культуры которой много лет. Там, где работает теория стимулов. Там где торговля может быть более или менее культурной (присущей обществу). Это ярко показано в статье недавнего нобелевского лауреата Жана Тироля. Именно с позиций стимулов он пытается посмотреть на процесс, то есть с личных позиций, с позиций человека и его интереса.

Готовы ли торговаться мы? Вот, А.В. Смирнов не пишет ничего об этой части процесса, а торговаться придется. В ситуации, когда есть две равные стороны вопрос переговоров не может не появиться. И законодатель будет вынужден легализовать сделку по нескольким причинам.

Во-первых, чтобы процесс не уходил в неформальную плоскость переговоров.

Во-вторых - ресурсы. Процесс, который описан А.В. Смирновым еще более дорогой, чем тот, который в моей голове при всестороннем расследовании. И американцы, например, прекрасно понимают, что если завтра хотя бы 30% воспользуется правом на суд присяжных, система рухнет, не хватит ресурса.

Даже если учесть, что А.В. не ставит суд присяжных во главу угла, даже 50% от всех дел рассмотренных с участием сначала следственного судьи, а потом "полноценным" судьей - это очень ресурснозатратно и практически невозможно. И мы попадем под упрощение, причем еще более жесткое чем сейчас.

Готовы ли в нашей правовой культуре к таким переговорам и упрощенным формам? Есть ли вообще у нас культура переговоров? Есть культура "решать дела", это да. Так все и будет. Выведение уголовных дел сейчас и здесь под возможность уладить всё до суда может закончится тем, что дела будут "решаться", но не "разрешаться". И то, как развивается американский процесс, показывает, что иного выхода нет. Уже сейчас мы живем в эпоху особого порядка - 70% его у нас. А ведь когда-то он писался в наш закон американцами как альтернатива суду присяжных в расчете на то, что процент рассмотрения дел присяжными и в особом порядке будет примерно равным, чтобы уравновесить ресурсы.

Итог такой, что две равные стороны неизбежно придут к тому, чтобы договариваться, так как суд а)долго б)дорого в)непредсказуемо. В нашей стране без капиталистического прошлого, это может привести к печальным последствиям и злоупотреблениям. Результаты такого "правосудия" могут не приниматься обществом. Само правосудие в виде судебного разбирательства станет большой редкостью и роскошью. А система будет направлен на то, чтобы не допустить к суду, сделать невыгодным судебное разбирательство. На примере особого порядка, к которому принуждают с момента задержания мы видим, что это в нашем стиле.

IV. Быть активным чуть-чуть.

Еще один очень важный аспект касается вопроса злоупотреблений сторон. Равные стороны, они ведь берут только то, что им нужно. То, что им не нужно они не берут. И желательно, чтобы это не брала вторая сторона. Соответственно до того момента, пока в деле нет активного субъекта, мы работаем только с тем, что посчитали нужным представить стороны. И не важно, что они могли поработать не полно. Считается, что следователь тоже работает в рамках заданной версии, которая формируется в том числе его культурным багажом, опытом, методикой и т.п. Но при модели взаимодействия, если её правильно организовать, мы можем влиять на односторонность следователя.

При противостоянии односторонность каждой из сторон только приветствуется (как будто у явления строго две стороны). Это означает, что часть доказательств могут вообще не попасть в сферу рассмотрения. Именно в этом заключается основная претензия к классическому состязательному процессу.

Но А.В. Смирнов говорит о необходимости активного судьи. То есть если в суде все говорят про условного Петрова, но ни одна сторона Петрова не вызывает, то судья может взять и сам вызвать Петрова. Судья может сам осмотреть вещественные доказательства, судья может сам назначить экспертизу и т.п.

Но можно ли быть активным чуть-чуть? Можно ли, включаясь в дело, не обрести интерес разобраться в том, как все было на самом деле? Но ведь тогда судья, как говорят сторонники состязательности становится на позицию одной из сторон. И с позиции взаимодействия это нормально - судья ведет полноценное исследование ходе которого бывают разные сомнения. Но сможете ли Вы говорить о полном равенстве сторон, когда после самостоятельного получения судьей доказательства начнет рушится одна из позиций? А какой смысл был тогда в предыдущем равенстве, если в итоге все равно появляется активный субъект?

Нет, уважаемый Александр Витальевич. Нельзя быть активным чуть-чуть. Несмотря на полномочия, американские судьи не спешат пользоваться ими и чувствуют себя неловко, когда им приходится что-то делать самим. И если сторона не представила доказательства в срок и в порядке, они не будут проявлять излишнюю активность по легализации представленного не в срок.

Если мы допускаем активность суда, мы можем говорить только о равенстве прав участия, о равных возможностях в суде, но не о всеобщем равенстве. И в ситуации, когда дело будет формироваться непосредственно в суде, при возможной активной его роли - в нашей культуре он станет и следователем и судьей одновременно, разрушаю иллюзию равенства. Наши судьи активны даже в гражданских процессах, они не могут просто слушать и выносить решения. А уж здесь тем более.

Так что введение активного субъекта, пусть и на поздней стадии нивелирует идею всеобщего равенства прав сторон.

А если вообще кто-то из сторон откажется быть активным? Ну, прокурор, допустим, нет. А защита? Кому взять на себя ответственность за защиту, если она отказывается работать активно? Если суд или следственный судья видят, что защита явно теряет шансы на удачные действия, что делать? Получается, и здесь надо вмешиваться и быть активным, либо до конца реализовывать идею активности сторон.

Тут же, кстати, встает вопрос о готовности адвокатского сообщества к таким перенменам. Готовности по содержанию. Культурной готовности.


.....

Есть еще много более частных мыслей. О тайне следствия, о возможностях и стимулах при борьбе к фальсификации доказательств и т.п. Но основное я обозначил. Не прибегал к вопросам познания и доказывания в теории, чтобы не наполнять текст излишней наукой здесь.

Я искренне не верю в то, что наша система кардинально поменяет общую модель. Даже если завтра к власти придет процессуальный "Александр I" с мыслями о всеобщем равенстве, система скушает его и не подавится. Но система не сама по себе. Она питается нашим общественным строем и культурой (в широком смысле слова). Не все верят, но я да в то, что уголовный процесс имеет отпечатки общественно-исторического развития народа. И последнее не дает оснований рассуждать о том, что модель противоборства, закрепленная и отточенная в капитализме (здесь, главное, не подумать, что я критикую капитализм) принесет нам счастье.

Особенно с теми оговорками, о которых я написал. Я уверен, что при структурных изменениях юридического образования, устройства органов, систем оценки и отчетности и т.п. мы вполне можем поработать над тем, чтобы правосудие не стало предметом торга и борьбы, простите за пафос.

В завершении о самом главном. А главное, это кадры и вопросы образования. Мы можем многое обсуждать, но применять будут те, кто имеет диплом юриста. А это очень разные люди. Александр Витальевич писал о необходимости нового мышления для работы в предлагаемой концепции. Вопрос в том, где его взять? И как сформировать? Через насильственное введение новых форм? Издержки для общества могут быть велики. И это при том, что новая форма не идеальна.

По мне так, и в существующие формы можно вдохнуть жизнь кадрами. Теми, которые постепенно расставят все по своим местам. Которые не будут называть себя обвинителями, только чтобы ничего не делать в процессе, кадрам, которые будут понимать, что взаимодействие с защитником - необходимое условие качественного расследования и т.п. Для того и работаем.

А Александру Витальевичу спасибо за текст, ещё раз.
Уже года три я практически не веду бесплодных дискуссий в сети. Особенно тогда, когда на том конце провода человек из другого мира, из других представлений.

Сегодня работал дома, и решил, зная, чем всё это закончится, выразить свое несогласие в известном блоге.

Итак, в блоге А. Навального я читаю пост Отправить человека на остановке в реанимацию — подписка о невыезде (о том, что дагестансокму бизнесмену избрали меру пресечения в виде заключения под стражу только после смерти того, в кого он стрелял, видео тут), в очередной раз огорчаюсь по поводу невежественного приёма приведения публики к единому мнению и оставляю невинный комментарий юриста.

По ссылке можете посмотреть, что получилось. Собственно, я другого не ожидал. Люди живут в мире очевидностей и "итакпонятностей". Не подозревая, что всем всё про них тоже очевидно и понятно. Звезда комментариев, данных мне в ответ:

загруженное

Это в ответ на мое скромное цитирование УПК, что меру пресечения можно избрать только, если установлено (доказано, надёжно спрогнозировано):

Ст.97 УПК
1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;
2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;
3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Вот и всё, чего ещё надо устанавливать и доказывать. Всё очевидно, просто, понятно.

Естественно, что всем стало очевидно, что я за власть, опрадываю престпника, что я тролль и т.п.:) На всякий случай, если вдруг кто не понял - это не так. Более того, я прекрасно понимаю и не сужу простых людей за их комментарии, так как они в этом смысле опираются на то, что в реальности есть и часто происходит. Действительно, набор исходных данных таков, что обычный человек скажет - "мне всё понятно". И, может, даже угадает правду.

Но я боролся и буду бороться с очевидностью как в студенческих аудиториях, так и на занятиях с практиками. Ты можешь быть как человек эмоционально убежден в чем угодно. Но как юрист ты должен гнуть свою эмоциональность в разные стороны до тех пор, пока она не будет подкреплена таким объемом доказательств, которые не оставят ни однй альтернативы, ни одного сомнения. Пройти этот путь настолько, насколько это возможно.

А.Ф. Кони: С сомнением надо бороться - и победить его или быть им побежденным, так, чтобы в конце концов, не колеблясь и не смущаясь, сказать решительное слово "виновен" или "нет"...

Как только мы переходим в мир очевидностей, мы рискуем тем, что этот же мир нас и уничтожит. Мы можем опираться на мнимую очевидность на войне, настоящей войне. Но не имеем права в мирной жизни. Это отличает юриста-профессионала от обывателя и юриста-техника.

Сегодня, благодаря этой самой очевидности тысячи людей сидят в СИЗО и колонии, без возможности себя защитить.

И я надеюсь, что юристы, которым предстоит работать  через несколько лет будут отличаться от тех обывателей, которые готовы побить за напоминание закона, так как "тут и так всё очевидно".

Да, и поэтому я за то, чтобы решения принимали профессионалы, а не присяжные, например. Осталось только понять, как они появялются и приложить усилия к их обучению.

P/S/
Если кто не проголосовал за ратификацию ст.20, но может это сделать - сделайте.
Три года назад я, вдохновленный работой М.К. Петрова «Пентеконтера. В первом классе европейской школы мысли», подготовил очерк о юридическом образовании и юридической деятельности. Нигде не публиковал, кроме ЖЖ. Посмотрев на материал уже совсем свежим взглядом, понял, что он вновь не вызвал отторжения и могу подписаться практически под каждым словом и сегодня. Поэтому отправил, чтобы официально закрепить в журнал "Право и образование".

Очерк вышел в ноябрьском номере, вот полноценные данные и сам текст.

Брестер А.А. Из первого класса европейской школы мысли к современным юридическим факультетам // Право и образование №11-2014, С.42-51

К сожалению, редакция журнала поступила не очень красиво и непрофессионально. Без согласования со мной были вырезаны два больших фрагмента текста, которые знакомят читателя с работой Петрова и дают основание для моего движения дальше. Думаю, больше я с этим журналом сотрудничать не буду. Не очень приятно, что опытный читатель может уличить меня в не самом корректном построении текста. Исправляя этот недостаток хоть как-то, Выкладываю оригинал текста, который был направлен в редакцию.

Брестер А.А. Из первого класса европейской школы мысли к современным юридическим факультетам - оригинал текста

Больше ничего не поделаешь, увы. Но это, конечно, не самый худший вариант.

Что касается самого очерка, то это попытка выйти к основаниям организации обучения профессиональною юридической деятельности. В нем же - критика современной организации как самой деятельности, так и обучения, коснулся и пары мифов, плотно сидящих в головах некоторых преподавателей.

Критиковать точно есть что, обсудить - надеюсь. Если есть мысли - пишите здесь или лично. Тем более, что мы с коллегой ilya_shevchenko готовим хулиганскую книжку про юридическое образование, куда этот текст в том или ином виде тоже войдёт.
x_97646bf1
Умер Сергей Николаевич Мальтов… Человек - эпоха адвокатской профессии как минимум в Красноярском крае. Человек, который всем своим видом, своей работой вселял в меня (и вообще в окружающих) веру в то, что что-то ещё можно и нужно менять. Человек, знакомством и совместной работой с которым я горжусь.


Он ушел Президентом. Через несколько дней истекал срок его полномочий, он уже не мог быть избран вновь. Он был первым и образцовым Президентом региональной палаты, который радел за профессию, переживал и делал всё, чтобы адвокат стал хоть какой-то силой в современном реальном процессе.


Он много внимания уделял вопросам подготовки адвокатов. При нём появился Институт повышения квалификации адвокатов, при нем появилась адвокатская магистратура и кафедра адвокатской практики в ЮИ СФУ, которую он и возглавлял. Он понимал, что разом всё не поменять, но верил, что постепенно это сделать можно.x_ff7afdb7


Он был судьей 10 лет. Работал по сложнейшим делам в непростое время. С 1993 года он предан адвокатской профессии.

Когда я ехал в 8 утра на свою защиту в Томске, мне пришла от него смс с пожеланием удачи. Помню, насколько тогда я почувствовал ответственность, и в тоже время спокойствие. Было очень приятно, когда один из тех, кто является образцом профессии для тебя, желает тебе удачи в такой момент.


Сергей Николаевич был юридической глыбой. Я не могу такого сказать ни об одном руководителе местных правоохранительных органов, а о нём могу. Когда меня спрашивают, что меня держит в Красноярске, я всегда отвечаю: «люди».  И одним из тех, кого я имел в виду, был С.Н. Мальтов.

x_a9b33298
Теперь его нет. И это уже другой мир. Мир, в котором заполнятся пустоты – кто-то станет новым президентом, новым вице-президентом ФПА, новым руководителем бюро, новым заведующим кафедрой, новым научным руководителем магистров. Все это будет таким же и не таким одновременно. Мне остается только верить в то, что начатое им, вдохновленное им будет жить в нашем регионе.  Все, что могу – я сделаю.


Выражаю соболезнования всем родным и близким Сергея Николаевича.  Выражаю соболезнования всем коллегам и друзьям, кто работал с ним. Я желаю всем сохранить память о нем в делах и поступках.

Профиль С.Н. Мальтова на сайте ФПА.

Вам, не уйти... - пост И.Шевченко

Президент - джентльмен - статья главного редактора "Новой адвокатской газеты"

Статья в Деловом квартале. Правила жизни и бизнеса С.Н. Мальтова

Метки:

Нет худа без добра. Пока приболел - решил доделать обобщение по сборникам ЮИ СФУ за все года.

Итак, рад представить раздел электронной библиотеки на сайте ЮИ СФУ, который так и называется:

"Сборники научных статей Юридического института СФУ"

Там сейчас более 25 полностью оцифрованных сборника. Остальное со временем. Есть специализироанные сборники, есть общие. Некоторые получены практически из небытия и вряд ли их кто-то при нынешнем избытке информации стал бы искать.

Между тем, именно такими сборниками развивалась наука до журнального бума. Это самый доступный способ публикации (правда до середины 1990-х был достаточно жёсткий отбор статей) и часто в сборниках содержаться очень неплохие идеи и мысли, отчеты об исследованиях, которым трудно дойти до журнала, авторы могли бросить идею, могли просто не успеть развить.

Плюс, когда сборники общие и большие - видно направление юридической мысли в тот или иной период. Немаловажный фактор - сохранение некоторой самобытности юридической науки в Сибирском регионе.

Например, в 1980-е были очень популярны наши сборники по доказыванию. К нам даже ехали обсуждать темы по доказыванию из других городов, так как была создана соответствующая репутация. Как раз думаю возобновить традицию сборников по доказыванию - только на очень высоком уровне.

Почти все сборники скоро будут зарегистрированы в РИНЦ, сделаем полный доступ и оттуда. Сейчас в РИНЦ данные почти о 20 сборниках.

Это второй раздел электронной библиотеки ЮИ СФУ. Первый, напомню, был посвящен трудам кафедры уголовного процесса, он регулярно (2-3 раза в год) обновляется.

Надеюсь, каждый, кто учится или исследует найдет для себя что-нибудь важное.
Почти 10 лет назад в Интернете появился сайт, посвященный истории немцев Поволжья «Geschichte der Wolgadeutschen». Сайт начинался как любительская страница, но теперь это самый крупный и полный ресурс, посвящённый истории народа, представители которого откликнулись на призыв Екатерины Второй осваивать русские земли.

Немцы были выселены с территории Поволжья в 1941 году, после более чем 170 лет пребывания на этой территории. Все выселенные немцы разместились на территории Сибири и Казахстана. Немцы Поволжья - самая большая группа немцев на территории СССР/России.

К 10-летию форума и сайта «Geschichte der Wolgadeutschen» приурочен выход Альманаха российских немцев «Берега». Идея альманаха родилась на форуме этого проекта. Это коллективный труд многих людей — авторов рассказов, очерков, воспоминаний, эссе, песен и других литературных форм.

Большинство текстов написано рядовыми пользователями, хотя есть тексты и от писателей, есть небольшие научные сообщения. Не стоит ждать от книги литературных изысков, она писалась теми, кто хочет сохранить память о своих предках.

Сама книга выпускалась для внутреннего пользования и заказать её, увы, нельзя (если очень хочется - напишите в комментарии, попробую узнать, остались ли ещё экземпляры). Однако на сайте есть интерактивная версия, в которой уже выставлены некоторые произедения. Не все, но многие. Страница регулярно пополняется.

Кроме того, чуть позже будет выставлена полная электронная версия.

Есть там и мой рассказ - "Умереть вовремя". Рассказ полностью художественный, хоть и объединяет ряд реальных историй. Если кто-то скажет после какого прочитанного великого произведения появился мой рассказ - готов подарить один экземпляр альманаха.

Хотелось бы немного рассказать о самом сайте и его наполнении. Если Вы из семьи, где есть немцы (особенно в Сибири и Казахстане), то с большой долей вероятностью Ваши предки именно немцы Поволжья. Тогда Вам никак нельзя не задержаться на сайте, который собрал уникальныйе материалы, которые могли бы стать основой для большой энциклопедии или научного издания. А если Вы хотите узнать историю Вашей семьи - тогда тем более.

Библиотека сайта включает данные о книгах и сами книги, посвященные немецкому Поволжью. Нверное, это самое полное собрание на данный момент в котором есть очень редкие и старые публикации. Там же Вы найдете копии старых газет, времен республики Немцев Поволжья, а также редкие карты и видеоматериалы.

Фотоархив сайта содержит редкие фотографии. Есть также альбом, созданный совместно с архивом кинофотодокументов.

Очень много обобщающих материалов по самым разным направлениям. Материалы по культуре и диалектам, по церквям.

Короче - карта сайта Вам в помощь. Если тема Вас интересует, недели, чтобы всё посмотреть, будет мало. А еси читать, то тем более.

И, конечно же, генеалогическая составляющая. О том, с чего начать, если Вы решили заняться историей семьи, я писал здесь.

Изначально проект не рассматривался как генеалогический, но чем больше становилось участников, тем больше был интерес к поиску предков. Надо сказать, что за последние 8 лет мы существенно продвинулись в плане генеалогии. Накоплены сотни материалов, установлены сотни связей между людьми, появились исследователи семей по немецким селам, по отдельным фамилиям. Сегодня, если есть интерес и желание восстановить родословную немцев Поволжья миниммум до 1750-х годов можно намного легче, чем 10 лет назад. Однако не стоит думать, что есть всё готовенькое. Поработать желающим все же придется.

Вся работа по родословным ведется на форуме сайта (там же обсуждаются и отдельные страницы истории). Некоторые результаты этой работы я выкладывал в журнале, когда рассказывал о своих предках-немцах (а также здесь и здесь).

Так что если немецкая фамилия  - это про Вас (или Ваших родителей, дедушек), то заходите, изучайте, пишите историю своей семьи, узнавайте. Поверьте, история семьи - это дивный мир, который делает человека крепче в повседневной суете, как бы банально это не звучало.

Работал в Енисейской губернии в начале XX века мировой судья - статский советник Роберт Робертович Герке. Родился он 1.06.1860 года, на служюе по линии Министерства Юстиции с 1879 года. Мировой судья по 5 участку Енисейского уезда с 1903 года. Его дети: Курт, 1900 г.р., Карин, 1903 и Эрих, 1906. Мировым судьей Герке был до 1914 года включительно.

Написал подробные сведения на сякий случай, вдруг кто-то когда-то будет искать предка Р.Р. Герке.

Так вот. Нагрянул к нему весной 1910 года прокурор и нашел два нарушения, за которые пришлось пожурить судью и разъяснить ему ошибочночсть поведения.

Так, в первом случае он составлял протокол вскрытия трупа на бланке протокола врача (тогда составлялось два протокола от мирового судьи и врача). Во втором - не вовремя допрашивал задержанных (объяснялся проделками полиции) и не разобрался с личностью толмача (переводчика). Для тех, кто интересуется процессом времен действия Устава уголовного судопроизводства, может показаться интересным. Документы прикладываю.

Смотреть документыСвернуть )

Метки:

Работая в рамках истории правоохранительных органов Енисейской губернии нельзя не заметить, что основная их деятельность в период с 1880 по 1917 была направлена на так называемую политическую преступность. Все фонды жандармерии и прокурора забиты только информацией о политически неблагонадежных гражданах. Это бесконечные списки неблагонадежных, дела об их розыске, дела о политических ссыльных, данные о наблюдениях, слежке, куча секретных агентов и донесений от них о каждом чихе, это прокурорский надзор за неблагонадежными - гласный и негласный, общие сводки о политической обстановке, данные о конвоиоровании и содержании неблагонадежных в тюрьем, дела об оскорблении членов императорской семьи... Колоссальный ресурс был брошен на то, чтобы выявлять и подавлять политическую неблагонадежность. Такое ощущение, что все только этим и занимались. И все мы знаем, что это было борьба с ветренными мельницами. Точнее, вся эта борьба как раз дула на мельницу революции 1905, а затем и 1917 года. Дальше банальность: момент для преобразований был прохлопан, остальное - бессмысленно.

Что-то похожее мы видим и сейчас, когда огромные ресурсы государства уходят на борьбу с теми, кого считают политически неблагонадежными. Ресурсы людские, ресурсы денежные. Не основу для политического несогласия убирают, а само несогласие.

Некоторое обсуждение к написанному - здесь.

Метки:

Пропаганда делает свое дело. Всё больше обычных людей говорят о внешнем враге. Всё больше людей думают о том, как трудно жить, в условиях противостояния западу. Все выдохнули. Можно не думать о мире вокруг себя, о том, чтобы что-то менять, о том, чтобы жизнь вокруг делать лучше своим отношением и свои трудом. Нужно думать о внешнем враге и трудностях для страны, которая борется с мировым закулисьем. Пропаганда четко расставляет ориентиры - не может быть сомнений (свойственных образованному и думающему человеку), есть только плюс и минус.

У людей появляется повод не думать о стремлении к лучшему, о новых проектах, замыслах  - зачем всё это в условиях противостояния? Но что точно нужно, это всем знать  - кто за и кто против. Не поддавшееся меньшинство, люди сомневающиеся - впадают в отчаяние. Любое их сомнение и вопросы автоматически ведут к причислению к плюсу или минусу.

И те, кто может принести реальную пользу стране оказываются загнанными, ибо они не хотят крайностей, но им приходится выбирать. Или не высовываться. И если они выбирают пропагандирующую власть, им как бы легче внешне, но нелегко внутри. Если наоборот - сомневающиеся попадают в ситуацию борьбы, в которой часто оказываются неприспособленными.

Пропаганда делает своё дело. Она не дает продыху и не дает думать и сомневаться. Когда люди в чем-то до крайности убеждены и не сомневаются, то что может быть лучше для управления массами? Что может быть лучше для отвлечения от проблем и от контроля за властью (ибо последняя воспринимается как борец с врагом, а борцам многое можно простить и многое не заметить)?

Пройдет время и люди начнут грустить не от не улучшающейся жизни вокруг, но от наличия внешнего врага. И пить будут, ибо тяжело жить, когда страна в ситуации конфликта и всеобщих нападок. Это ли не повод?

...
Оттого-то вросла тужиль
В переборы тальянки звонкой.
И соломой пропахший мужик
Захлебнулся лихой самогонкой.
... (С.Есенин, Сорокоуст)

И будут обвинения в преклонении перед врагом. И наличием внешнего врага будут оправданы любые действия, и появится еще внутренний враг - "контра".

И так будет до тех пор, пока людей дела, не фанатиков, но идейных - не станет больше. Пока люди не привыкнуть нести ответственность за свой выбор и, собственно, выбирать. Пока люди не перестанут ждать, а начнут делать что-то сами. Сегодняшнее государство, наверное, сделает всё, чтобы этого не произошло. Причем само того не подозревая. Сработает чувство самосохранения.

Но делать дело от этого не надо переставать. Жалко нас всех, страдающих от обилия информации и лжи вокруг. Не каждый способен все это фильтровать. Мало кто способен. А значит пропаганда имеет почву и будет делать своё дело.
Очередная порция взломов известных почтовых серверов, переписка чиновников, которую публикует один из запрещенных ресурсов, прошлые громкие случаи ставят передо мной вопрос, который я не в силах разрешить однозначно.

Мы живем в мире информации. Очевидно, что прежние представления о информации, её сохранности, передачи, хранения и т.п. перестают работать. Нам не хватает ресурса, чтобы понять, что делать с тем, что информации вокруг стало в тысячи раз больше, она стала доступней, её легко украсть.

Мы по прежнему мыслим об авторском праве, о персональных данных, о тайне переписки и подобных вещах категориями 20-летней давности. Но мир впереди и стандартные запреты, ограничения, стремление регулировать информационную сферу - всё бесплодно. Тот же интернет. Он либо есть и тогда его регулировать старыми средствами бесполезно (в Китае, говорят, тоже вполне себе интернет), либо его нет вообще.

На данный момент абсолютно бесплодны попытки защитить данные. Уверен, что каждому надо жить с мыслью о том, что его почту, сообщения, скайп и т.п. кто-нибудь когда-нибудь прочитает. Сколько бы не говорили о защите данных - её нет. От банального невыхода из аккаунта или кражи пароля вообще никто не застрахован. А в современном мире это чревато потерей контроля над всеми своими следами в сети.

Однажды я читал старые письма и наткнулся на переписку с девушкой (ещё в школе) о которой не знал почти ничего. Она писала под псевдонимом и я отправлял ей письма на а/я. Возник спортивный интерес найти её. Мне хватило 40 минут анализа текста писем, чтобы, не зная ничего, найти человека через запись, оставленную ей больше 7 лет назад на одном из форумов, остатки которого болтаются в сети (сам форум мертвый давно). Цепочка дальше (ник-поиск по нику - анализ найденного) легко привела меня к её странике вконтакте. Собрать информацию о человеке за которую раньше отдали бы большие деньги - не составляет труда. Даже если кажется, что ничего особого нет - есть.

Нужны какие-то принципиально новые подходы к информации и её защите. Законодательные меры тут не помогут. Отследить кражу информации тяжело. Кто в курсе, что сейчас предлагается новаторского в этой сфере? Что нам поможет - новые технологии или какое-то общественное соглашение? Или смирение с тем, что все всё могут узнать (привет антиутопиям)?

Чего-то я отвлекся от названия поста.

Ну, так вот. Всё это ставит вопросы, важные для расследования уголовных дел. Вопросы простые, но сложные. Вот допустим кто-то взломал чью-то почту. Письма ушли в открытый доступ. И из этих писем усматриваются данные о преступлении. О том, которое было, продолжается или планируется.

Что делать следственным органам? Можно ли им использовать эту информацию? При классическом подходе - нет. Информация получена в результате противоправных действий, нарушено одно из конституционных прав. Надо искать того, кто взломал.

Но информация-то есть. О преступлении - нельзя же её игнорировать? Или можно в целях демонстрации незыблемости конституционных прав? Оперативные работники могут брать её во внимание?

С одной стороны, если мы разрешаем брать информацию из кем-то взломанной почты и переписки, мы легализуем свободное нарушение тайны переписки, открываем для злоупотреблений большую дверь. Всё просто - кто-то ломает почту и мы узнаем все, что нам надо и в суде говорим, что игнорировать информацию не могли, тайна уже нарушена и т.п. То есть вопросы тайны вообще не будут актуальны. Искать взломщиков - практически невозможно, так что тут дело будет поставлено на поток.

С другой - если там информация о преступлениях, как пройти мимо? Если мы будем демонстрировать незыблемость тайны и говорить о том, что чужая переписка не может стать доказательством при взломе, то тогда все очень грамотные жулики, как только запахне жаренным будут имитировать взлом, чтобы исключить использование этихм материалов. Да и не это главное, главное, что с преступлением мы ничего при запрете пользоваться взломанной почтой не сделаем, если узнаем о нем оттуда.

Очень интересно, кстати. Если речь идет о преступлении против Вас - Вы же за такое использование почты? А если используется для привлечения в качестве подозреваемого или обвиняемого - против?

А как Вам такой прием - оперативную съемку кто-то выкладывает в сеть или отдает СМИ и её не надо, якобы, легализовывать. Она уже есть и идет в дело как документ.

Я думаю, что никуда мы с нашими старыми подходами не уедем далеко. Скоро начнется такая путаница в источниках и содержании информации, скоро еще более возратет поток информации о людях. Мир меняется и похоже стеклянные дома из романа Замятина становятся реальностью, только в ином виде. Надеюсь, что появятся те, кто сможет осмыслить и предложить что-то такое, что позволит и себя сохранить и информационность оставить на высоком уровне.

Ну, а пока меня волнуют очень частные вопросы о том, как быть следтсвенным органам с информацией, которая попадает в открытый доступ в результате взлома.
Первый раз я сильно удивился чуть меньше года назад, когда нам за побои в ИВС подняли компенсацию с 3000 до 50000. С учетом фаублы дела это было очень неожиданно.

Сегодня меня удивили снова. По одному из дел нам взыскали 200 тыс. за два года безреультатного расследования и 4 месяца в СИЗО. Вот эта история, я рассказывал.

Это уже больше нормы по нашей стране, но все равно позорно мало. В краевой суд обычно ходят на всякий случай, мало ли. В целом решения там не меняются.

А тут подняли. Теперь не 200 тыс., а 300 тыс. Неожиданно, прямо скажем. Я как обычно в таких дел использовал метод одного довода, жалоба была короткой, отвертется от рассуждений о том, адекватно тут 200 тыс. или нет было нельзя. Ну, и состав был тот же, что поднимал мне сумму по предыдущему делу. Хороший состав.

МинФин предсавил "великолепное" возражение о том, что в среднем по стране по таким делам больше 150 тыс. не дают. Ну, молодцы, чего. Я давно говорю - признайтесь, что нет никаких критериев для опредления суммы морального вреда и укажите фиксированные адекватные суммы. А то говорят о моральном вреде, а мерилом является средняя по стране и региону компенсация.

Недавно, кстати, обобщил опыт по реабилитации в статье, направил в "Государство и право". В октябре должны сообщить о результате рассмотрения: берут в печать или нет. Не возьмут, отправлю в жунал попроще. Там я как раз анализирую как было бы неплохо реабилитацию перестроить кардинально.

А пока потихоньку поднимаем "ставки". 
Все записи по теме "История семьи"

Несмотря на то, что процесс поиска идет постоянно, уделять ему много времени в самые горячие месяцы не получается. Основная работа у меня последние два года идет в период с июня по сентябрь. Этим летом я на 80% занялся своей сибирской веткой.

Для тех, кто всё ещё собирается начать что-то делать, отсылаю к своей давней заметке о том с чего начать. Этот текст пишу в потверждение того, что источников и возможностей для поиска очень много. И найти информацию можно по любой семьей за 200-300 лет. Естественно, бывают исключения, но лучше себя на начальном этапе к ним не причислять.

Итак, что сделано.

Читать дальше...Свернуть )

Календарь

Январь 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Метки

На странице

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Дизайн Tiffany Chow