alex_brester (alex_brester) wrote,
alex_brester
alex_brester

И снова о практике и студентах

Вот мнение одного из моих коллег о пресловутом вопросе, который и я и другие коллеги описывали уже не раз:
«В мире не придумано лучшего способа подготовки профессиональных кадров, чем раннее погружение их в практику»

Несмотря на то, что вопрос уже набил оскомину, выскажусь еще раз, обобщающе. И мой тезис как раз обратный.
В мире не придумано худшего способа подготовки профессиональных кадров, чем раннее погружение их в практику.

При этом под практикой я понимаю ту деятельность, которую осуществляют правоохранительные органы, адвокатура, фирмы и т.п. А не ту, которую описывал, например Н.Н. Тарасов, когда писал, что "юридической практикой следует считать только такую деятельность в сфере права, такую юридическую действительность, которая со­ответствует идеалам права, правовым принципам и ценностям."

Я давно говорю о том, что чтобы быть следователем, например, в смысле современной практики – не надо учиться. Некоторые наблюдения за бывшими следователями меня в этом только убеждают. Не говоря уже о близком знакомстве с результатами работы как следователей, так и прокуроров, и адвокатов. Надо просто людей поместить в структуру на один год и он уже сможет выполнять простейшие алгоритмы. Через два года он сможет осуществлять основную деятельность. Через три можно давать ему ученика. Будь-то следователь, прокурор или даже судья – разницы никакой. Главное делать как наставник, помнить риски, знать у кого спросить и т.п. Не надо ему ходить на занятия в институте для этого.

Професссионалы в системы есть. Но их мало. Практика, в том виде, в котором есть, развращает, поскольку показывает ненужность профессионального развития которое хоть как-то транслируется в институте. В принципе вся система построена и ее сохранения зависит от принципа «делай как я». Таким образом мы имеем копии с копий, которые тоже чья-то копия. Если «экземпляр», наставник более или менее адекватен настоящей юридической практике, то его копии повезло, а если нет? А если в большинстве нет?

Погружение в практику в процессе обучения процесс очень сложный и важный. Он не может проходит с помощью простого направления на работу, с помощью простого нахождения в месте практики. В последнем случае это может нанести серьезный вред или как минимум, не принести никакой пользы.

Студент, погружаемый в практику должен иметь ресурс для того, чтобы вырабатывать собственное отношение к тому, что происходит. Различать, что такое хорошо, что такое плохо. Иметь возможность отстаивать свою точку зрения. Если этого ресурса нет – это идеальная заготовка для затачивания под систему. У некоторых этот ресурс вообще отсутствует, у некоторых кончается после пары-тройки столкновений с начальником или поиском максимально комфортных путей работы.

Вот принципы организации погружения в практику, которые позволяют ввести ее в процесс обучения.

1.Наличие двух наставников – одного с места практики, другого – с учебного заведения.

2.Согласованность заданий, которые даются практиканту между двумя руководителями. Каждое задание должно быть связано с обучением, быть встроенным в систему заданий.

3.Характер заданий преимущественно содержательный. Техническая работа не должна быть преобладающей. Но вполне может допускаться.

4.Обязательная рефлексия всего того, что а) делает сам студент б) рекомендует наставник на месте работы в ) что делают другие вокруг. Для этого и нужен наставник из учебного заведения. Он должен эту рефлексию организовывать, помогать разрешать правовые, этические дилеммы. Это ключевой пункт. Без него – все бессмысленно. Здесь нужна очень филигранная работа.

5.Итоговое обсуждение результатов с двумя наставниками.

То, что сейчас есть – давно говорится и все всё знают. Практиканты – лишние руки. Тех работа – на них. Чуть позже дают чуть-чуть содержательного. Наставники на местах говорят, как делают они или как принято. ВУЗовские руководители смотрят характеристику и все.

Готовы ли работодатели и преподаватели работать в таком режиме? Нет, не готовы. В этом случае работа с одним практикантом будет занимать очень много времени, а их ведь поток. А часов за это не накинут, конечно. Поэтому, не будучи готовы работать серьезно, мы выбираем самый простой путь - отправить, и, может быть, что-то получится полезное. Заодно практикам подмога руками.

Длительное включение в практику дает основание брать человека в систему. Побыл год-два общественным помощником – берем. 5 лет посекретарил, пару лет помощником – берем. Ты доказал, что можешь стать частью системы.
Я вижу студентов, которые без ресурса попали в мир практики. Хватает месяца, чтобы они начали смотреть свысока на все, что происходит в процессе обучения. Я видел и тех, кто шел туда с хорошим нравственным и правовым запасом. И видел их разочарование в профессии. И с теми и с другими нужна большая работа. Одних приземлять, вторым помогать понять, что делать дальше. Кто бы этим занимался. Важен сам факт – был, не был. Довольны или недовольны.

Обучиться профессии можно только работая по ней. Нельзя научить расследовать дела на курсах криминалистики и уголовного процесса. Нельзя научить защищать обвиняемых, быть юрисконсультом и т.п. Это миф, который тоже крепко сидит в головах практиков, которые требуют от нас готовых специалистов (причем в их понимании).
Но, что может дать институт, так это нравственный и правовой ресурс для того, чтобы быстро освоить профессию и заниматься настоящей юридической практикой. Правда, современная система образования больше все же направлена не на это, увы, но тут, как говориться, что можем, то и делаем.

Пока, написанные выше принципы мы реализуем (и то не так как хотелось бы) в рамках юридической клиники в рамках первого года обучения. Таким наставником выступает там куратор. Об этом мы много писали (здесь и здесь, например).

В очерке «Пентеконтера...» я писал об этом так:

...Если речь идет о владельце навыка, который для деятельности необходим и о том, кто непосредственно делает, то речь о так называемом практическом работнике – адвокате, следователе, прокуроре и т.п. Работая с не одним десятком практикантов и с теми, кто совсем недавно перешел со студенческой скамьи в деятельность, имея опыт практической работы, можно смело утверждать, что принцип подражания – ведущий в воспитании кадров в рамках юридической деятельности. Более того, в силу различных причин, этот принцип один из основных для сохранения действующей системы институтов юридической деятельности, по большей части, конечно, государственных органов, где не подражание может привести систему в нынешнем ее состоянии к кризису или разрушению.
Происходит традиционная передача навыков в виде передачи алгоритмов и контроля за их выполнением. По Петрову мышление для этого не только не требуется, но и вредно. В такой системе обучения деятельности думать нельзя. И здесь нет ни капельки пространства для его развития, цитату об этом мы приводили выше, так как применять его негде.
Для того, что сегодня происходит в рамках юридической профессии, есть также очень меткая характеристика. Это «текучка будней бюрократического типа, которая складывает устойчивые штампы групповой деятельности и распределения подпрограмм по исполнителям, позволяет забывать о целостности общего дела, пока она не нарушена (выделено мною – А.Б.)».


Вот такие мысли вызывает у меня желание погружать студентов в практическую деятельность как можно раньше и на как можно более дительный срок.
Tags: куратор, пентеконтера, практика, юридическое образование
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments