alex_brester (alex_brester) wrote,
alex_brester
alex_brester

Уголовный процесс: эволюция одного экзамена

Совсем недавно мы с коллегой ilya_shevchenko одновременно высказались против существующей системы экзаменов, когда экзамен становится самоцелью и не скрывает за собой кропотливой работы преподавателя (если она есть). Увы, для студента оценка за экзамен все равно остается «священной коровой» и ради нее он готов пойти на многое, даже не на самое приятное. Я уже писал, что перед сессией и во время нее предпочитаю не общаться со студентами, так как в этот момент это некоторые аватары, цель которых – захват баллов и оценки. Рассуждать адекватно они вряд ли тут способны, только работа на результат.

В этом смысле лучший экзамен – подведение итогов за недели две до сессии в скрытом виде, без именования этого экзаменом. У нас ведь экзамен это не когда важно, а когда сказали, что экзамен.
Чтобы не быть пустословом, поделюсь тем, как мы пытаемся исправить ситуацию в рамках существующей системы. Такие предметы как «Профессиональные навыки юристы» и «Профессиональная этика» в этом смысле вообще не подразумевают жестких контрольных мероприятий. Экзамен – весь курс. Первый, к тому же, факультативный. Другое дело классический курс «Уголовный процесс». Уже 11 лет идет совершенствование нашего экзамена там, и каждый год мы добавляем что-то новое. Итак, важно, чтобы экзамен:

А) был максимально объективным
Б) Был связан с тем, что было на занятиях в течение года
В) Что-то все-таки проверял

Устный классический экзамен слабо сюда годится. Субъективное впечатление от студента достаточно сильно, связь с изучением есть, но условная, а проверяет он, по моему глубокому убеждению, кратковременную память.

В 2002 году, когда я еще только мечтал о поступлении на юрфак, коллеги ввели письменную форму с шифрованием, стремясь к крайней объективности. Все работы подписывались не именем и фамилией, а шифром (студент его сам придумывал). После проверки текста, собирались старосты и озвучивали на каждый шифр фамилию. Сразу же выставлялись оценки.
Содержательно экзамен состоял из теоретического вопроса, который был сформулирован как тема эссе и подразумевал серьезное рассуждение и небольшой задачи.

Пишут студенты 4 часа, пользоваться можно любыми НПА, постановлениями КС, Пленума ВС и т.п. Правда, все, что хочешь принести надо иметь только в распечатанном виде.

Вроде бы неплохо придумано, но получилось мало что. И вот почему. Шифры и т.п. дали свой результат, в этой части субъективизм убрали. А вот с содержанием возникли серьезные проблемы.

Всем было наплевать на теоретическое эссе, все отвечали по заученному. Если вопрос звучит, например, «взаимодействие защитника и следователя в рамках предварительного расследования», все просто писали про следователя и адвоката. Если речь шла о «реализации принципа непосредственности», все писали про принцип непосредственности, а не про его реализацию. В конце концов, появились готовые шпаргалки, которых хватило на 5 лет, если не больше.

Списывание стало одной из основных проблем. Это сильно подкосило идею объективности, так как списывали почти все, а те, кто не списывал, получали иногда меньше баллов. Классика, в общем. 3 года назад, когда появились микронаушники, проблем серьезно обострилась. Ловить студентов со шпаргалками и т.п. штука унизительная, конечно.

В прошлом учебном году мы пошли на коренные изменения.
1.Оставили письменную форму с шифрованием.
2.Сделали две задачи – сложную, требующую серьезного понимания некоторых процессуальных основ и простую - на системное применение норм УПК. Примеры билетов тут.

Проблема списывания была исключена на 99%. Передавать условие задачи было бесполезно. Никто на стороне не помог бы особо студенту, если он не занимался в течение года. Задачи не имеют единственно верного ответа. По телефону все нюансы не передашь. Студенты при интервью после экзамена говорили, что вопрос списывания можно считать при таком экзамене закрытым.

При этом первый казус, так или иначе, требует теоретической подготовки и обозначения основ, на которых стоит студент, решая частную ситуацию. Задачи основаны на реальных делах, правда, обработаны под учебные цели. На составление одного казуса к экзамену уходит достаточно много времени.

Такие казусы проверяли общую подготовку, а также показывают, как студент может ее применить на практике.
Конечно, это повлекло за собой падение результатов, которые итак на нашем экзамене всегда невысокие, но отвечало нашим запросам.

Серьезной проблемой стали критерии оценивания. Мнение коллег здесь разделено. Я уверен, что в юридической профессии основным критерием является обоснованность и все. Если под заявленные тезисы приведены достаточные основания, вопросов нет. Вопрос достаточности я оставляю на усмотрение преподавателя, презюмируя его компетентность. Другая группа коллег считает, что критерии должны быть жестко прописаны, вплоть до мелочей. Вторая позиция привела к тому, что в прошлом году мы сделали специальный оценочный лист, где указывали, за что и сколько баллов. Последнее привело к массовым обращениям студентов повысить им балл (работали в прошлом году по 100-балльной системе).

- Написано у Вас «обращение к практике ЕСПЧ»- 2 балла, вот и ставьте плюс два балла. А то, что там только название дела, без анализа применительно к ситуации их не волновало.

В этом году от жестких критериев ушли.

По сравнению с прошлым годом ввели также еще одно изменение. Экзамен провели за три недели до сессии под видом большой контрольной работы. Больше половины студентов, таким образом, уже свои оценки имеют за год фактически. Остальным будут предоставлены классические шансы сдать экзамен в сессию.

Проблем еще достаточно, недовольные среди студентов, конечно, есть. Всем не угодишь. Но то, что мы имеем сейчас по общему представлению максимально отвечает заявленным требованиям к экзамену.

Личный субъективизм именно при оценке работ исключен (но, надо признать, когда заваливаются ребята, хорошо работавшие весь год, не всегда удается перебороть себя и поставить им неуд. или удовлетворительно. Тут тоже есть куда стремиться, исключения пока есть).

Списывание исключено. Экзотических вариантов не исключаю, но в целом его нет. Это заставляет писать текст «от себя» даже тех, кто это делал очень давно.

Задачи проверяют то, что мы пытаемся заложить в течение года: понимание основы, логики процесса и умение обратить понято на частные ситуации.

Вообще, можно даже не собирать всех студентов в одной аудитории и не писать 4 часа. Решай они дома, проверено в ходе семестра, результат не был бы существенно лучше. Единственное, почему пока приходится так делать – отсутствие гарантии, что дома они будут это делать самостоятельно.

В этом году экзамен показал, что уголовный процесс все же дается тяжело. Я, кстати, даже по адвокатской среде замечаю, что адвокат, свободно ориентирующийся в процессе и понимающий основания различных в нем явлений - большая редкость. Но это объективно. При существующей классно-урочной системе добиться того, чего хочу я, например, крайне тяжело. Каждый год приходиться менять требования к себе и ситуации, чтобы хоть какой-то толк был от работы в аудитории. Может быть вскоре вообще от экзамена откажемся в классическом его понимании.

Иллюзий мы не питаем, но пытаемся что-то изменить.
Tags: уголовный процесс, экзамен
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments